Марк Твен (1835-1910)

Как меня выбирали в губернаторы великого штата Джорджия (Грузия)

(Адаптированный перевод с английского сделал адвокат Кахабар Родинадзе в 2011 году)

Несколько месяцев назад меня в качестве независимого кандидата выдвинули на должность губернатора великого штата Джорджия (Грузия). Вместе со мной баллотировались мистер Михейл Саакашвили и мистер Бидзина Иванишвили. Мистер Михейл Саакашвили уже в течение 44 лет был то президентом, то премьер-министром штата Джорджия (Грузия), а мистер Бидзина Иванишвили за те же самые 44 года из миллиардера уже превратился в триллиардера. Я был уверен, что у меня есть важное преимущество перед этими господами, а именно, незапятнанная репутация. Стоило только слегка пробежаться по газетам, чтобы убедиться, что если у этих джентльменов когда-нибудь и была репутация порядочных людей, то эти времена уже давно миновали. Было совершенно очевидно, что за последние годы они совершили огромное количество преступлений.

Несколько дней спустя, за завтраком, по обыкновению, я просматривал газеты и наткнулся на ужасающую заметку и, сказать по правде, был совершенно ошеломлён. Автор статьи просил меня разъяснить, как я пытался ограбить какую-то бедную старушку и как суд города Михейл-Таун на основании свидетельских показании тридцати четырех человек признал меня виновным. Это была грубая, бессовестная клевета! Я никогда не бывал в городе Михейл-Таун! Более того, до сегодняшнего дня я даже не знал о существовании этого города.

На следующий день уже другая газета хотела, чтобы новый кандидат на пост губернатора объяснил избирателям, как его товарищи время от времени теряли маленькие, но весьма ценные вещи и почему-то неизменно находили их у мистера Кахабер Родинадзе.

Позднее другая газета сделала прозрачный намёк, что мистер Кахабер Родинадзе повинен и в других, более тяжких преступлении, и так продолжалось день за днём до тех пор, пока газеты не подняли страшный вопль с требованием дать «ответ» на предъявленные обвинения, а руководители моей предвыборной кампании были вынуждении заявить, что моё дальнейшее молчание было бы равнозначно политическому краху. И словно для того, чтобы доказать это, на следующее утро в одной из газет появилась статья с заголовком:

– «Посмотрите на адвоката Кахабер Родинадзе! Он предпочитает отмалчиваться! Почему? Потому что ему нечего сказать!»

Дальше уклоняться было уже невозможно и, чувствуя себя глубоко оскорблённым, я засел за «ответ». Не успел я закончить свой «ответ», как на следующее утро уже другая газета обвинило меня в том, что я поджёг больницу со всеми его обитателями и отравил своего дядю.

И наконец, вершина всей этой бесстыдной кампании: во время моего предвыборного выступления девять мальчиков и девочек всех цветов кожи подбежали ко мне, и, цепляясь за мои ноги, стали кричать:

– «Папа! Папа!»

Я не выдержал. Я увидел, что не соответствовал требованиям предвыборной кампаний в штате Джорджия (Грузия) и отозвал свою кандидатуру с выборов губернатора штата Джорджия (Грузия).

Так закончилась моя политическая карьера.