სლოვენია — ყოფილი სოციალისტური ქვეყანა. ტრიუმფი, რამდენიმე წელიწადში სლოვენია განვითარებულ ქვეყნად გადაიქცა. რატომ? იმიტომ, რომ სლოვენეთში სლოვენელები ცხოვრებენ და პრეზიდენტად მიშა არ ყავთ. მიშა რომ ყოლოდათ, დააქცევდა.

Словения: триумф нешоковой терапии

17.04.2011
Словения — страна, добившаяся наибольших успехов среди всех бывших социалистических стран. Удачно проведенные реформы привели к тому, что ее признали развитым государством, а уровень жизни в ней уже мало отличается от Западной Европы. Словенцы стали важными партнерами для куда более крупных государств, в том числе и России.
Эта маленькая двухмиллионная страна площадью всего в половину Московской области имеет на сегодня самый высокий доход на душу населения среди всех бывших социалистических государств — 27 тысяч евро в год (сегодня несколько меньше, это докризисные данные, но и сегодня уровня дохода словенцев не достигла даже Чехия). Португалия осталась позади еще до кризиса, Грецию удалось обойти сейчас. На очереди — Испания и Италия.
Благополучие Словении во многом достигнуто благодаря уникальному географическому положению. В ней есть и море, и равнины, и горы. Расположенные на берегу Адриатики Пиран и Порторож, горнолыжные Краньска-Гора и Поклюка в Альпах, стоящая на минеральных источниках Рогашка Слатина, — курорты мирового уровня.
Но одними курортами сыт не будешь. Словенцы выпускают конкурентоспособную бытовую технику, автомобильные аккумуляторы, лекарства, мебель, одежду, обувь. На территории страны существуют сборочные заводы ведущих европейских автоконцернов. В отличие от Литвы, она отстояла свою АЭС в Кршко. Сельское хозяйство также работает — полей, поросших бурьяном, на словенских холмах и горах не сыщешь.
Поучиться у словенцев можно не только экономике, но и национальной стойкости. Они множество веков входили в состав Австрийской империи, их землей правили немцы и итальянцы, словенский язык не имел никакого статуса. В годы Второй мировой войны земли словенцев разделили Германия и Италия, но этот народ снова сохранил и свой язык, и свои обычаи. Быт словенцев сегодня мало отличается от австрийского, однако они всячески чтят свои славянские корни.
Что же касается материального благополучия Словении, то ее высокий уровень был заметен еще в те времена, когда она была республикой Югославии. В ней проживало менее десяти процентов населения СФРЮ, однако Словения давала минимум 30 процентов ВВП страны. Уровень доходов в ней был в 2,5 раза выше среднеюгославского. Словенские средства направлялись на развитие бедных территорий вроде Косово, Боснии, Черногории, Македонии. В общем, именно словенская курица несла Югославии золотые яйца.
Стоит ли удивляться, что Словения первой взяла курс на выход из состава Югославии. Такое право она имела, и, учитывая отсутствие в ней большого количества сербов, дело могло обойтись без войны. Однако не обошлось — в июне-июле 1991 года случилась десятидневная война. С одной стороны, по приказу Слободана Милошевича страну пытались удержать силой. С другой — сами словенцы создали незаконные формирования, вооружаемые из соседних Австрии и Италии. В итоге Сербия и Словения разошлись малой кровью…
Независимая Словения сполна использовала свои преимущества. Теперь деньги, ранее направлявшиеся в бедные районы Югославии, оставались в стране. Предприятия, и в годы социализма успешно выходившие на западный рынок, получили дополнительную подпитку. Словенская экономика имела самый большой капиталистический элемент среди бывших соцстран, потому нуждалась в минимальном реформировании.
Рыночные реформы в Словении были едва ли не самыми социально ориентированными (разве что Чехия могла с ней посоперничать). В эту страну приезжал гуру российских и иных либералов американский экономист Джеффри Сакс, однако его рецепт отпуска цен и скорейшей приватизации без учета местных особенностей и мнения трудовых коллективов был отвергнут. Потом на Западе многие либеральные экономисты ругали Словению за «недостаточный уровень либерализма». Но что доказала практика?
Инфляцию словенцам удалось обуздать буквально за первые пару лет независимости. Тем не менее, проблема была, и потому власти вплоть до конца 1990-х годов административно контролировали цены на ряд жизненно необходимых товаров. Размах социальных программ уступал разве что странам Скандинавии. Результат — сегодня в Словении число бедных не превышает двух процентов населения, примерно столько же их в Швеции или Новой Зеландии.
Что касается приватизации, то значительную часть акций (до 60 процентов) получили трудовые коллективы, а непонятный «дядя со стороны», купивший ваучеры, не мог стать владельцем предприятий. Не мог и потому, что приватизация осуществлялась только за валюту. Ваучеры в Словении ограниченно использовались — но именные, а не на предъявителя. Потому и махинации с ними провернуть было сложнее. Итог — выигравшие от приватизации люди не поехали в массовом порядке на заработки за рубеж и не устроили ни одной забастовки вплоть до нынешнего кризиса.
Действия первых словенских президентов Милана Кучана и Янеза Дрновшека (многолетнего премьера при Кучане) в политической плоскости тоже оказались весьма грамотными. Конечно, со страной им во многом повезло — здесь нет крупных национальных меньшинств, и тяжелый национальный вопрос им решать не пришлось. Но можно было бы с историей повоевать, начать переписывать ее…
Словенцы повели себя иначе. Они не покрыли мраком годы пребывания в составе ни Австрийской империи, ни Югославии. Имя коммунистического вождя Йосипа Броза Тито (словенца по матери) до сих пор присутствует на картах городов страны. Не были объявлены национальными героями пособники нацистов. История отношений с Россией и Сербией также не рисовалась исключительно черной краской, во многом благодаря этому на рубеже 90-х и нулевых отношения со Словенией у России были едва ли не лучшими среди всех бывших соцстран Европы.
Нельзя сказать, что проблем с этой страной нет. Словно в отместку за бомбардировки аэропорта Любляны в 1991 году Словения одной из первых признала независимость Косова. Представителей Словении можно было часто видеть в компании Михаила Саакашвили и Виктора Ющенко. Председательство Словении в ОБСЕ в 2005 году вылилось в обострение отношений этой организации с Россией. Правда, все эти вещи пришлись на годы пребывания у власти глубоко прозападного правительства бывшего диссидента Янеза Янши (2004-2008 годы).
Но с осени 2008 года Словенией управляют другие люди. В иные годы Словения умудрялась говорить «нет» самим США. Так, она была единственной из бывших соцстран Европы, не направившей свои войска в Ирак. Можно также вспомнить, что она не поддалась давлению Италии и Австрии и отказалась возмещать имущественный ущерб итальянцам и немцам, выселенным из Словении после Второй мировой войны. Нельзя трогать ее итоги, и точка. Из этой же серии и интерес к проекту «Южный поток», который на Западе тоже многим не нравится.
Словения показала свою и экономическую, и политическую зрелость. Она стала интересным и привлекательным партнером и для России, и для Запада. Вопрос о том, что она не заслужила членство в ЕС, не стоит. Вряд ли случайно, что именно ее первой из бывших социалистических стран сначала признали развитой страной (впоследствии к ней присоединилась Чехия), а затем и приняли в зону евро. Собственно говоря, и лихорадит единую европейскую валюту отнюдь не из-за словенских проблем.
Конечно, уровень жизни в Словении пока еще значительно ниже, чем в соседней Австрии. Тем не менее, самую развитую из стран бывшей Югославии можно считать образцом успешных реформ и своего рода эталоном для тех государств, кому довелось пройти через эпоху крупных перемен и кардинальных реформ.

http://news.google.com/nwshp?hl=ru&tab=wn