იაპონია — უძველესი კულტურის (ველურობის) ქვეყანა. მარტო საქართველო არ არის უძველესი კულტურის ქვეყანა. სხვებიც არიან.

НЕУДОБНАЯ ПРАВДА О ЯПОНИИ

Я давно понял, что опоздал – все красивые девушки уже замужем, а все хорошие книги уже написаны. Последние дни я читал одну такую книгу – прочитал всего за пару дней, но эту пару дней я не мог оторваться. Это книга – «Dogs and Demons, Tales from the dark side of Japan» by Alex Kerr. Но, конечно, подзаголовок там зря, а само название «Dogs and Demons» взято из древней китайской легенды… Единственный ответ на вопрос: почему Токийское правительство может вложить триллионы долларов в строительство уродливого и бессмысленного футуристического района на мусорном острове в токийском заливе и не может закопать телефонные провода и убрать столбы (крайне опасные в случае землетрясений) – именно такой.

«Dogs and Demons» – книга очень жестокая и очень грустная. Но она полна интереснейших фактов и доказательств. Если вы хотите узнать современную историю Японии, понять о необходимости какой перестройки говорит премьер-министр Коидзуми, и почему из этого ничего не удаётся выполнить; как получается, что в стране с таким огромным национальным богатством и одними из самых развитых в мире индустриями, в том числе строительными, 90% жилых домов не имеют звуко- и теплоизоляции, треть домов – даже канализации?

Почему в городах отсутствует какое-либо зонирование территорий, и жилые районы и дома выглядят не приятнее чем территория завода Москвич в Москве? Что такое плохие долги, парализовавшие японскую финансовую систему, и как получилось, что долг национальной железнодорожной компании составляет 250 миллиардов долларов? Что случилось, когда лопнула экономика пузыря, и как получилось, что за исключением некоторых менеджеров финансовых корпораций, ставших бомжами, этот фактический дефолт японский экономики прошёл так мягко?

Как вышло, что в 1990 году Япония была первой в рейтинге стран кредиторов, а уже в 2001 – первой в рейтинге стран дебиторов? Какой точно размер национального долга? Каким образом работают японские банки, когда все они фактически уже давно являются полными банкротами и имеют менее 2% вложенных в них денег? Почему финансовые капиталы и вклады в банки вообще не приносят процентов, а кредиты частным лицам выдаются под 40 %, в то время как огромным корпорациям, вроде Ниссана или Сони (тоже фактическим банкротам с 90-го года), кредиты выдаются под 0%, и никто не собирается их закрывать? Почему Коидзуми предлагает приватизировать Postal Savings Bank и почему из этого ничего не выходит?

Почему в Японии отсутствует международный туризм (каждый год в Японию приезжает меньше туристов, чем в Хорватию!), а все попытки создания туризма, такие, как были сделаны во время кубка мира по футболу, когда по иностранному паспорту продавали билеты на транспорт вдвое дешевле и пускали бесплатно во все музеи, тем не менее, потерпели неудачу? Почему так мало (по сравнению с другими частями южной Азии) иностранных бизнесменов, могущих открыть свой бизнес в Японии?

Как японское правительство борется со всеми сервисами ради поддержки индустрии, и специально выдаёт такие разрешения на строительство, чтобы вынуждать строить низкие дома (даже в Токио средняя этажность всего два этажа!), таким образом, создавая искусственно ситуацию нехватки земли и крошечных квартир (на самом деле плотность населения Японии меньше чем в Голландии и лишь немного больше чем в Германии), с целью поднятия цены на землю и через это получения питания для индустриальной экономики?

Почему в школах учат, как в армии (форма, которую нельзя снимать даже в жару, запрет на покупку напитков в автоматах по дороге в школу и из школы, и даже в некоторых школах телесные наказания), и как в той же школе воспитывается ксенофобия? В 90-х годах муниципальное правительство Осаки приняло постановление, запрещающее школьниками какать в школе. Идея была в том, что они должны ходить в туалет с утра дома и тренировать силу воли до конца учебного дня. Очень напоминает чистку сортиров зубной щёткой в советской армии.

Национализм в Японии, даже не только к белым, но и к сангокуджинам (китайцы, корейцы, тайванцы) и даже к японцам бразильского происхождения – отдельная и очень грустная глава книги.

Почему растут налоги (до 1997 года, к примеру, налог с продаж был 3%, после стал 5%), а размеры государственных стипендий на обучение неуклонно падают? Почему отодвигаются сроки пенсии (до 1997 пенсионный возраст был 55 лет, после стал 65)? Почему качество медицинских услуг ухудшается, а цена их растёт (до 97 года застрахованный оплачивал 10%, до 1999 – 20%, сейчас – 30%), и куда делись все деньги в бюджете до такой степени, что фактически нечем платить пенсии и за медицину?

Как получилось, что постиндустриальная Япония ставит до сих пор себе индустриальные цели? Почему фактически отсутствует какая-либо демократия, и страна управляется бюрократами в системе не менее крепкой, чем система номенклатурного управления СССР при Брежневе? Как эти бюрократы, уже сделавшие Японию одной из самых уродливых стран на свете, продолжают целенаправленно уничтожать природу, уже не только в Японии, но по всей южной Азии?

Особенно показательны факты коррупции. В 1994 году, тогда еще живой, Dai-Ichi Kangyo Bank пригласил Miyakawa Koichi, главного чиновника по проверкам финансового состояния банков, на вечер в ресторан Шабу-шабу. Шабу-шабу – традиционная японская еда, когда кусочки сырого мяса подаются на стол посетителю, там же устанавливается газовая горелка, и клиент сам жарит себе эти кусочки. Очень интересно.
Но в данном случае было ещё интереснее – официантки были одеты в короткие юбочки и не одеты в трусы, а пол был зеркальным, так что самое интересное происходило именно на полу. Поражённый увиденным, чиновник предупредил банк о назначенной проверке.

Но чиновники, действительно, редко принимают прямые взятки. Обычно происходит так: чиновник даёт какие-то льготные условия какой-то фирме на выполнение каких-то бюджетных заданий, например, строительных. Оплата же приходит сильно позже – в 65 лет чиновник завершает свою работу в министерстве, но не выходит на пенсию, а вместо этого он нанимается на работу в ту самую строительную компанию. И, что удивительно, его берут и выплачивают ему огромную зарплату, несмотря на полное отсутствие какой-либо работы. Такие бывшие чиновники называются amakudari – «спустившиеся с небес». Бывшие полицейские спускаются в сотрудники казино-pachinko, бывшие сотрудники министерства здравоохранения поступают на работу в компании, строящие госпиталя. 20 миллионов йен в год зарплаты и 30 миллионов йен в год офисных расходов (на скрепки) составляют всего лишь средний доход amakudari средней руки.

Особенно грустно, что бюджетные средства не просто воруются в частные карманы. К сожалению, в этом процессе для отвода глаз страдает природа – строятся бессмысленные дамбы, дороги на северных территориях, ведущие в никуда, бетонируются устья рек (все крупные реки в Японии имеют дамбы и бетонные устья) и морской берег (к 1993 году уже 55% морского побережья Японии залито бетоном), заменяется лесной покров.

При этом Япония имеет самые низкие нормы контроля за вредными выбросами в атмосферу, землю и воду среди всех индустриально развитых стран. Minamata – самый грустный случай такого заражения, попавший во все школьные учебники. В 50-х годах в городе Minamata, на берегу моря построили фабрику по производству батареек – Chisso Corporation. Большинство жителей города работали на этой фабрике, а ртуть сливалась прямо в море. Беда в том, что из того же моря местные рыбаки доставали рыбу. Поевшие этой рыбы люди заболевали страшной болезнью, называемой сейчас болезнь Minamata. Эта болезнь вызывала страшную боль, слепоту, паралич и искривление суставов. Однако, так как большинство жителей города работала на фабрике, и фабрика имела огромное значение для бюджета города, правительство отказывалось признать связь и принять меры против фабрики.

Доктора в Университете Kumamoto начали независимое исследование с целью изучить связь ртути и болезни, на что правительство моментально ответило вычёркиванием медицинского факультета университета из государственного бюджета. Американский журналист и фотограф Евгений Смит приехал в Minamata фотографировать больных людей и проводить своё собственное расследование, в ответ на это директор Chisso Corporation нанял якудза, которые ослепили фотографа. Вот одна из его фотографий. Только в 67 году пострадавшие от болезни сумели подать в суд против государства. И вот в суде государство и одержало решительную победу.

Дело в том, что в Японии нет независимой судебной системы. 95% дел против государства по статистике оборачиваются делом против обвинителей. 99.98 % обвиняемых в японском суде признаются виновными. На 23 дня полиция может задержать человека без предъявления обвинения. Государство может задерживать суд до бесконечности. Фактически оно это и делало. Поданное в 67 году дело завершилось только в 94 году, когда большая часть обвиняющих государство были уже мертвы. Суд не признал вины государства, но признал вину Chisso Corporation и обязал выплатить смешную сумму в 3 миллиона йен в качестве компенсации только оставшимся в живых пострадавшим.

История всего процесса попала в японские школьные учебники современной истории. Однако, с 1993 года министерство образования Японии изменило текст учебников, оставив саму историю, однако называя её непредотвратимой катастрофой и делая вывод об отсутствии вины и государства, и Chisso Corporation в инциденте.

Беда также в том, что это не единственный случай болезни Minamato. Подобное загрязнение воды и болезнь успела побывать ещё в двух регионах Японии. А в 1960-х в префектуре Тояма произошло заражение рисовых полей кадмием. Кости у людей, евших этот рис, стали такими хрупкими, что они разваливались в мелкую крошку прямо внутри тела.

Подобные истории, к сожалению, не редкость во всех странах, переживших в 50-х годах резкую индустриализацию, в том числе и в других азиатских странах, и, конечно, в СССР. Только постепенное развитие индустрии, и, соответственно, постепенное осознание опасностей, с этим связанных, позволило западной Европе и США избежать подобных ошибок. Однако то, что было в 50-х, непростительно в развитой Японии сейчас. Тем не менее, до сих пор в Японии отсутствует контроль даже за выбросами такого жуткого яда, вызывающего рак, как диоксин.

В 1980 году министерство здравоохранения сознательно скрывало такой побочный эффект местной вакцины от полиемилита, как смерть, даже после того, как стало известно о гибели десятков детей, до тех пор пока не были закончены продажи вакцины со склада. В 1997 году и в 1999 году на атомной электростанции Tokai в пригороде Токио происходили выбросы радиоактивных веществ. В 1997 году 70 килограмм плутония были «потеряны» в ходе пожара. До сих пор никто не знает, где они скопились и в каком количестве.

В 1999 году произошёл взрыв, в результате чего около 700 человек получили критические дозы облучения (многие из них уже умерли) и около 1000 домов пришлось эвакуировать от станции. Выяснилось, что работы на станции велись в нарушение правил эксплуатации (рабочим была выдана секретная инструкция эксплуатации атомного реактора, которая не имела никаких норм безопасности). На станции отсутствовали какие-либо средства защиты, не было их и у приехавших пожарных, как и какого-либо плана на такие ситуации. Место аварии стали обклеивать клейкой лентой!

В 2001 году в Фукушиме трещины в конструкции атомной электростанции были заклеены цветной бумагой с напечатанной на ней текстурой бетона, чтобы обмануть инспекторов. В 2000 7216 человек отравились бактериологически заражённым молоком с Хоккайдо.

Ладно, лучше я уж не буду пересказывать книгу. Но действительно советую прочитать, особенно, если вам надоели сопливые книжки о японском экономическом чуде и древней прекрасной культуре, – это важный урок, чтобы знать, к чему может привести власть бюрократии, да ещё на всех уровнях. Да и у каждого чуда есть своя цена, иногда она огромна. Если экономическое чудо требует уничтожения всей природы, то зачем такое чудо? А культурная болезнь Японии – жуткое больное место, подобной трагедии, наверное, не случалось в культуре никакой другой страны…
http://www.ruklinok.info/news/2011-03-25-1618