Частные военные компании (PMC): вчера, сегодня… завтра?

Опубликовано: 17 января 2010

Оборот мирового рынка частных военных услуг достигает сегодня $100 млрд. Монополизировавшие его американские, британские и южноафриканские компании отправили в Ирак многотысячные альтернативные армии.

Для частных военных компаний, начавших было хиреть по причине отсутствия на планете крупных войн, наступили золотые деньки. В последние годы фирмы, занимающиеся вербовкой наемников, вынуждены были довольствоваться лишь гонорарами от «банановых республик» за участие в их вялотекущих конфликтах. Все изменил Ирак. Среди профессиональных солдат удачи мгновенно распространилась весть: американцы и их союзники платят наемникам не скупясь. По информации «Итогов», в минувшем году оборот рынка частных военных услуг достиг рекордной суммы в $100 млрд. Американские, британские и южноафриканские компании уже отправили в Ирак многотысячные альтернативные армии. Их солдаты гибнут там не реже официальных, и именно они составляют большинство иностранных заложников, захваченных повстанцами. Но профессиональный риск оправдывается зарплатами, в несколько раз превышающими те, что получают военнослужащие национальных армий.
Если в годы первой войны в Персидском заливе в сухопутных силах США числилось 780 тыс. человек личного состава, то теперь лишь 480 тыс. Если в 1991 году в дни высадки американцев в Кувейте на 50 кадровых военных приходился один солдат из так называемых вспомогательных сил, то в начале второй иракской кампании один сотрудник PМC (private military companies – так называют фирмы, которые предоставляют заказчику профессиональных солдат) приходился на 10 военных. По некоторым данным, после года боевых действий в Ираке это соотношение дошло до одного наемника на пятерых военнослужащих. И эти «гражданские лица» – не маркитанты и не медработники. Это ударная сила американо-британской коалиции, ее авангард и главная опора.
«Гражданская» война

«В PМС сейчас больше генералов на квадратный метр, чем в Пентагоне», – говорит весьма осведомленный источник. И это не шутка, а констатация специалиста, близкого к командованию вооруженными силами США. Дело в том, что кадровые военные, в том числе и из стран, не поддержавших войну в Ираке, в массовом порядке увольняются со службы и отправляются в Ирак в качестве «вольных стрелков». Корреспондент «Итогов» встретился с одним из таких «вольнонаемных». Встречу организовали под Парижем в холле дешевой гостиницы на обочине автострады. Он только что вернулся из Ирака, где работал для одной из PМС. Ему где-то около сорока. Воинское звание? Он предпочитает об этом не сообщать и просит называть его мсье Эрве. Естественно, имя вымышленное. Но все остальное, о чем он рассказывает, очень похоже на правду.
«В Ираке много работы, но там хороший заработок. Я ушел из французской армии, офицерская зарплата меня не устраивала, – говорит мсье Эрве. – Подался в Африку, где сперва обучал в одной из стран местных унтер-офицеров, а потом вошел в охрану президента республики. Но его свергли, и мы разбежались в разные стороны… И тут на меня вышли южноафриканцы. Только тогда я понял, что такое настоящая охранная фирма. Бывшие военные из ЮАР были организованы в мощную международную компанию, получавшую многомиллионные заказы от самых различных организаций. Спектр работ? Самый широкий: от подготовки местного военного персонала до участия в военных действиях…»
Когда началась война в Ираке, мсье Эрве в числе других наемников перебросили туда для охраны западных специалистов, работающих на нефтяных приисках. Наш собеседник признается, что это не самая приятная работенка. «Бывает, что раз 15 на дню возникают чрезвычайные ситуации. Не думайте, будто все зло идет только от террористов, всяких там моджахедов и шахидов… Нет, большинство нападений происходит совершенно спонтанно. К примеру, едет какой-то тип на разбитой машине. Останавливается напротив белого человека, хватает «калаш» и начинает палить во все стороны. Оружием в Ираке каждый угол напичкан. Но даже если у иракца его нет, он все равно так и норовит при первой же возможности бросить исподтишка в американца или европейца камнем. Однако платят там хорошо. За каждый рабочий день я получал $350. Если же день был со стрельбой – а это, считай, каждый второй, – плата повышалась до $500. Ясное дело: ни в какой армии я таких денег не заработаю. Сейчас приехал домой на побывку, заодно и со старыми боевыми друзьями встречусь. Может, кто-то из них соберется вместе со мной в Ирак. Настоящие профессионалы везде нужны».
Армии требуется охрана
Ирак манит не только мсье Эрве. Большие деньги, которые платят военным специалистам в PМС, создают серьезную проблему для традиционных государственных армий. Так, в прошлом году после начала второй иракской войны 64 человека покинули 22-й батальон SAS (Special Air Service) – одно из самых престижных десантных подразделений британских войск. Если учесть, что в нем насчитывается всего 350 единиц личного состава, то потеря представляется весьма ощутимой. Парашютисты-перебежчики ушли в частные военные компании. Так же, как и 80 членов Special Boat Service, элитного подразделения британских пловцов. Примечание: подготовка одного бойца такого класса стоит государству около двух миллионов фунтов стерлингов. Во сколько же обходится казне Соединенного Королевства вербовка армейских профессионалов частными структурами? Впрочем, в Лондоне на это особенно не жалуются: обстановка в Ираке такова, что желающих воевать по госрасценкам явно недостает. Поэтому крупнейшими нанимателями солдат удачи как раз и являются военные ведомства Великобритании и США.
Точная сумма, которую Пентагон заплатил действующим в Ираке РМС (всего их около сорока), неизвестна. Зато не секрет другая цифра: помимо расходов на оплату наемников непосредственно в зоне военных действий американское министерство обороны заплатило частным военным компаниям в минувшем году более $30 млрд. – 8% своего годового бюджета.
В прошлом траты себя оправдывали – частные армии доказали свою эффективность. Известный пример: на рассвете 4 августа 1995 года хорватские вооруженные силы начали наступление в Сербской Краине. Через три дня самопровозглашенная республика перестала существовать. Операция «Гроза» – под таким кодовым названием фигурировала в загребских штабах эта акция – удалась хорватам потому, что на их стороне воевали 2.000 военных инструкторов из западных РМС. И заметьте, формально Пентагон был здесь ни при чем! Все организовала компания под названием Мilitary Professional Resources Inc. (МРRI) – на 100% коммерческая структура.
В Ираке действует такая же схема. Упомянутая компания и там задает тон. И немудрено: МРRI хранит в своей картотеке данные на более чем 10 тыс. офицеров и унтер-офицеров, включая 340 генералов. Годовой оборот компании оценивается в $100 млн. Штаб-квартира МРRI расположена в Вашингтоне в двух шагах от Пентагона, что весьма символично, если учесть близкие контакты бизнесменов от войны с оборонным ведомством. Ведь по американским законам именно согласие министерства обороны необходимо для заключения контрактов объемом менее $50 млн. Если же дело назревает более масштабное и, значит, более выгодное, требуется добро уже от конгресса США. Впрочем, это не проблема: у РМС достаточно лоббистов в высших эшелонах власти. Дело в том, что самые крупные американские «охранные предприятия» контролируются отнюдь не случайными людьми – практически все они принадлежат известным концернам, тесно связанным с политической элитой США.
Скажем, компания DynCorp. Она дает работу 23-м тыс. отставных военных и с началом войны в Ираке увеличила свои прибыли вдвое. К слову, парни из DynCorp составляют личную охрану и президента Афганистана Хамида Карзая. Так вот, недавно фирма была приобретена международным электронным гигантом Computer Sciences Corp. А компания Vinnell Corporation, давно «прописавшаяся» в Египте и Турции (ее боевики охраняют воздушную военную базу в Инджирлике) и первой пославшая своих «гражданских лиц» в Ирак, является собственностью гиганта аэрокосмической индустрии Northop Grumman. Фирма Kellog, Brown&Root (KBR), поставляющая американской армии в Ираке комплексные обеды, стиральный порошок и… живую силу, принадлежит концерну Halliburton, чьим президентом до августа 2000 года был вице-президент США Дик Чейни. Неслучайно именно KBR уже получила от Пентагона с начала войны $1,2 млрд., в том числе за охрану объектов нефтяной индустрии Ирака.
Мировой рынок военных услуг переживает бум. Согласно докладу, представленному конгрессу США еще в апреле 2002 года, в 2001 году вокруг американских вооруженных сил кормилось более 650-ти тыс. сотрудников PМС. C углублением иракского кризиса эта цифра наверняка выросла. На берегах Тигра и Евфрата работы сейчас предостаточно не только для американских «гражданских лиц». Новое эльдорадо успешно осваивают и британцы с южноафриканцами. Английское РМС Iriny’s по контракту с иракским министерством нефти охраняет нефтепроводы на севере страны за 35 млн. евро. Другая британская компания – Control Risks – обеспечивает охрану западных дипломатов. А специалисты из южноафриканской фирмы Meteoric Tactical Solutions, ранее занимавшиеся подготовкой иракских охранников для местных министерств, получили контракт на оказание охранных услуг от британского министерства международного развития.
Надо отметить, что бизнес этот не знает национальных границ. Самого Пола Бремера, руководителя американской администрации в Ираке, охраняют не морские пехотинцы-американцы, а вольнонаемные искатели приключений из разных стран, включая несколько десятков непальских гуркхов, покинувших британскую армию. Более того, имеются примеры, когда РМС поручали охрану… регулярных войск коалиции. В общем, получается, что одну армию в Ираке охраняет другая, теневая армия.
Невидимые солдаты
«Создание РМС – дело необычайно перспективное. Одно дело – банды киллеров, готовые на что угодно ради кругленького банковского счета, совсем другое – легальные охранные компании, которые государство может при необходимости с успехом использовать при решении самых деликатных вопросов», – считает Жан-Филипп Даниэль, ведущий французский специалист по истории наемничества.
Любопытная деталь: любая американская наемническая организация, стремящаяся работать за рубежом, обязана получить лицензию в специальном правительственном учреждении – Office of Defense Trade Controls. Но это только видимая часть айсберга. «Начиная с 1997 года разведуправление Пентагона каждые шесть месяцев собирает в стенах адвокатской конторы Cohen&Woods представителей частных американских военных организаций, – рассказывает Оливье Юбак, французский политолог. – Цель таких сборов – проверка РМС на предмет лояльности и оценка эффективности деятельности этих организаций по защите интересов США в различных регионах мира».
Выходит, что раздающиеся в Вашингтоне стенания по поводу сокращения численности регулярной армии – от лукавого. Власти от этой нехитрой комбинации, несмотря на высокие гонорары наемников, только в выигрыше. Существенно сокращаются расходы казны: «гражданским лицам», привлекаемым временно, не надо платить постоянную зарплату, их не надо в обязательном порядке страховать, обеспечивать медицинскими и другими услугами. Если наемник погибает, его семье не надо выплачивать государственное пожизненное пособие. В траурную военную статистику «гражданские лица» с автоматами не попадают. Погибшие или попавшие в плен в Ираке наемники проходят по другой статье. Большинство убитых или оказавшихся в заложниках иностранцев как раз и являются сотрудниками разнообразных служб безопасности, направленными в Ирак частными военными компаниями. К ним, например, относятся несколько захваченных иракскими повстанцами итальянцев, из-за которых правительство Сильвио Берлускони отказалось вступать в переговоры с похитителями. К делу освобождения попавших в плен регулярных солдат власти стран, входящих в антииракскую коалицию, относятся куда трепетнее.
«Если вы посылаете куда-нибудь в знойный край солдат, кто-то об этом обязательно узнает; если же речь идет о командировке туда же нескольких сотен сотрудников частного предприятия, никто этого не заметит», – утверждает Дебора Эвент, профессор Университета имени Джорджа Вашингтона. РМС – великолепная возможность для военных обойти и конгрессменов с их амбициями, и правительство с его ограничениями, и прессу с ее пацифистскими лозунгами.
ООН, чьи «голубые каски» никогда не были особенно эффективным инструментом решения межгосударственных и этнических конфликтов, такое положение вещей вполне устраивает. «Если нам нужны будут храбрые и опытные солдаты, я предпочту посылку людей из частной фирмы», – признался Кофи Аннан, генеральный секретарь ООН. Именно к такому сценарию подталкивают сегодня трагические события в Ираке. Только вот интересно, как это согласуется с резолюциями Совета безопасности, решительно ставящими наемничество вне закона?
Кирилл ПРИВАЛОВ
Частные военные компании, их создание и развитие.Опыт работы в Ираке и других регионах мира.Влияние боевых действий в Ираке на их деятельность. Положение в Сербии и России.
Автор: Олег Витальевич Валецкий
В современных международных миротворческих операциях частные военные компании(PMC-private military companies) являются равноправным правовым субъектом наряду с родами и видами вооруженных сил.
Согласно заключениям американских экспертов корпорации подобного типа со временем будут приобретать всё большую роль в войне, тем более,что и ныне это влияние очевидно по опыту войн в Ираке и Афганистане,где эти компании берут, на себя все больше функций армии и полиции.
По большому счету, частными они являются лишь относительно, потому что работают они в тесном сотрудничестве со спецслужбами собственных стран и практически в государственных интересах. В конце концов, они преследуют те же цели и следуют тем же планам что и регулярные армии, но с тем, что им предоставлена, свобода в выборе средств достижения данной цели. Подобная модель применялась столетиями в мире, и в конечном итоге завоевание Сибири было совершенно, тогдашней ‘частной военной компанией’ – дружиной Ермака, при чем по заказу такой же частной компании Строгановых. Подобным частным предприятием являлось и завоевание Америки, так как конкистадоры получали от испанских королей право на получение откупа на завоеванных ими землях, а так же право получения там земель.
История подобных компаний стара как мир, так как государство не в состоянии реагировать на все изменения в мире, , то оно нередко разрешает подобную частную инициативу в военной сфере.
Современные частные военные компании, получили право равноправных участников военных операций в ходе войн на территории бывшей Югославии(1991-95 в Хорватии, в 1992-95 в Боснии и Герцеговине, в1998-99 г в Косово и Метохии, а также в 2000-2001 в регионах Южной Сербии и Западной Македонии).Здесь следует отметить компанию МПРИ(Military Professional Resources Incorporated) .Американское правительство, заставившее в феврале 1994 года в Вашингтоне подписать президента боснийских мусульман Алию Изетбеговича и президента Хорватии Франьо Туджмана договор об остановке боевых действий между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине (война 1993-94 годов) заставила их подписать и военный союз против сербов. Проведение в жизнь этого договора американское правительство доверило как раз для этого и созданной компании МПРИ. Эта компания собрала несколько десятков высокопоставленных американских офицеров в отставке которые и занялись подготовкою высшего звена армий Хорватии и Босния, как впрочем, и установлением оперативной связи штабов этих армий с командованием НАТО. Успешные наступательные операции, проведенные хорватскими и боснийскими войсками весной-осенью 1995 против сербов в Хорватии и в Боснии и Герцеговины в немалой доле заслуга МПРИ. Не удивительно, что эта компания продолжила свою работу с так называемой Освободительной Армией Косово (по-албански УЧК) в 1998-99 годах в Албании, а также показательно её появление в 2000-2001 годах в Македонии.
После войны новым полем деятельности для частных военных компаний стало разминирование на территории бывшей Югославии на которое во второй половине девяностых годов, а и в начале этого тысячелетия различные международные организации (прежде всего комитеты ООН по вопросам беженцев(UNHCR) и развитию(UNDP), Евросообщество(EU) и Мировой банк(World bank), Международный фонд доверия(International Trust Found) правительства США, Германии, Японии, Швеции, Великобритании, Франции и некоторых других стран) выделяли десятки и сотни миллионов долларов. Так как данная тема достаточно специфична, то советую интересующимся прочитать написанную мною в 2002 году статью Гуманитарное разминирование в бывшей Югославии(Humanitarian mine clearing in former Yugoslavia) опубликованную под редакцией полковника инженерных войск в отставке Юрия Григорьевича Веремеева на сайте последнего ‘Анатомия Армии’.
Помимо разминирования, частные военные компании приняли участие и в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцеговине(International Task Police Force в 1996-2004 годах) и в Косово и Метохии(Police of UNMIK в 1999-2005 годах). Большую роль в данных регионах сыграла американская компания ДинКорп(DynCorp, Inc.),осуществлявшая набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий, а также участвовавшая в проверках работы персонала этих миссий. Другая американская компания появившаяся на территории бывшей Югославии Kellogg Brown & Root (KBR) являвшаяся частью Halliburton (в чьем управлении принимал участие Дик Чейни) занялась уже освоенной ею к тому времени работой по снабжению и тыловому обеспечению трудоустраивая десятки тысяч человек.
Войны в Афганистане (с 2001 года) и Ираке (с 2003 года) способствовали росту числа таких компаний получавших контракты, как напрямую от министерств и ведомств правительств США и Великобритании(Department of State, U.S. Agency for International Development,Department of Defence),различных управлений армии США(Army Corp of Engineers, Logistics Civil Augmentation Program, U.S. Army Contracting Agency southern Region Contracting Center ,от ООН(UNICEF, UNHCR,UNDP), мировой здравоохранительной организации(World Health Organization)а также разумеется, и от новых правительств Афганистана и Ирака, так и от различных западных компаний занимавшихся различными видами деятельности, но, прежде всего в областях нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения. Помимо этого большие компании нередко прибегали к использованию услуг других таких же фирм на подрядной основе.
Подобная практика нередко приводит к конфликтам между компаниями, принимающими иногда весьма значительные, в том числе в области политики размеры.
Данная сфера работы проводится под весьма плотным контролем западных спецслужб, прежде всего американских и британских и разрешительная система в области получения компаниями разрешений на работу достаточно зависима от этих спецслужб и соответственно от проводимой ими политики. По большому счету это естественно, так как самостоятельно данные компании противостоять хорошо вооруженному противнику не могут и, как правило, заранее заручаются поддержкой армейских частей, в первую очередь сил спецназа. Этому способствует и то, что данные компании предпочтение при трудоустройстве оказывают ветеранам сил специального назначения, а нередко у них работают и действующие военнослужащие этих сил, специально для этого берущие отпуска. Последнее и неудивительно, зная то, что в таких компаниях, военнослужащие получают от 200 до тысячи (иногда и больше) долларов в день, тогда как в армии США солдаты и сержанты получают от 1000 до 4000 долларов в месяц.
Сами компании согласно указаниям соответствующих органов, в Ираке это командование ‘Коалиционных войск’, а в Афганистане это командование НАТО первое время пополняют свои ряды персоналом, прежде всего из числа граждан тех стран, которые участвовали в данных войнах. Впрочем, позднее критерии были ослаблены, тем более что граждан ЮАР из числа военнослужащих армии и полиции набирали в таком количестве, что президентская гвардия ЮАР лишилась едва ли не половины своего состава. Естественно специалистами они стали во времена ‘апартеида’,и данный факт ,послужил поводом для скандала. Когда 28 января 2004 года,при взрыве автомобиля-бомбы перед отелем в Багдаде погиб один, а ранен другой работник британской компании Erinys Iraq Limited, выяснилось, что погибший Франкос Стридом(Francois Strydom) был военнослужащим Коевот(отряда спецназа ЮАР в Намибии, а его раненный коллега Дин Гоус(Deon Gouws) был сотрудником бывшей тайной полиции ЮАР Влакпаас(Vlakplaas) Впрочем, показали себя южноафриканцы хорошо, и поэтому несмотря на газетную шумиху,и указ правительства и парламента ЮАР,предусматривающий уголовное наказание за службу в Ираке(взрывать дома,в рядах былого АНК и нападать на белых,вне зависимоти от их деятельности,в современной ЮАР,считается подвигом) нанимать их продолжали, что было немалым делом, так как гражданам иных государств вроде бы и участвовавших в операции Iraqi Freedom в приеме отказывали. С тем, что Erinys отчасти был и южноафриканской фирмой(хотя вообще то зарегистрирована она была на Виргинских островах) компания Meteoric Tactical Solutions, являвшаяся полностью южноафриканской, смогла получить там контракт, хотя южноафриканское правительство открыто выступило против войны в Ираке.
Достаточно популярным у таких компаний было привлечение к работе и ветеранов французского иностранного легиона, хотя в Ираке им приходилось испытывать определенные трудности в трудоустройстве, из-за известных разногласий политики США с политикой Франции. Тем не менее, несколько французских компаний (Secopex и Groupe EHC) вошти на данный рынок,занимаясь наемом кандидатов для других компаний, используя, прежде всего бывших легионеров.
Американская компания Blackwater в 2004 году осуществила вербовку около 50 ветеранов вооруженных сил Чили, что опять таки вызвало обвинений некоторых правозащитников (сделавших из борьбы за права человека выгодный ‘бизнес’), так как эти ветераны стали профессионалами естественно при Пиночете.
Схожие обвинения на страницах некоторых изданий вызвал и периодический наем британской компанией Hart Group в 2003-2005 годах групп по 10-15 человек из числа ветеранов вооруженных сил Республики Сербской. Так как эти ветераны являлись участниками войны 1991-95 ведшейся там, где они и жили, то естественно их некоторые журналисты стали связывать с военными преступлениями времен той войны, хотя по такой логике любой тамошний серб должен был связан с этими преступлениями. Впрочем, компания Hart Group. Ltd. осуществляла набор через организации, занимавшиеся разминированием и в первую очередь в Ирак отправились саперы, правда для охраны инженеров занимавшихся восстановление энергетической системы Ирака.
Вообще то подобные обвинения иных журналистов были хорошо оплаченными акциями, а причины, по которым они велись, не являются предметом данной статьи. То, что такой персонал набирался в странах с условно выражаясь ‘милитаристской’ традицией вполне закономерно, так как самый ценный опыт любой профессии постигается на практике, а в данной области – охранной деятельности в боевых условиях, лучший опыт постигается в боевой обстановке.
В силу этого руководство различных компаний проводило эксперименты по набору персонала и в иных странах, как пример, компанией Erinys Iraq Limited весной 2004 года была нанята и группа из 15 русских, украинцев, югославов и болгарина и один из них,россиянин Олег Тингаев был убит летом 2006 года в Ираке..В декабре 2006 года американская компания SOC-SMG так же начала набор сербов из Боснии и Герцеговины для работы в Ираке охраниками.а также командирами групп угандийских охраников.Для этих целей компания использовала компанию Dreshak,открывшую свой офис в Боснии.Набирала сербов и американская компания Lloyd-Owen,и один из них Любиша Алексич погиб в июне 2005 года недалеко от Багдада.
С появлением в Ираке южнокорейского контингента, там появилась и частная военная компания из Южной Кореи NKTS Co., Ltd.,а было также отмечено и появление и индийской компании Group 4 Falck A/S
С ходом временем и политики и военные арабских стран,решили создать подобные компании, как, например Baghdad Fire & Security(Ирак), Dehdari General Trading & Contracting Est.(Кувейт), Unity Resources Group (Middle East) LLC(Дубай), либо создавали совместные с западными компаниями фирмы, как, например Diligence Middle East созданная как филиал американской Diligence LLC.
Впрочем, доверия к арабам те же американцы с ходом войны испытывали все меньше и меньше. Другим категориям кандидатов не доверяли, и так компании Meyer & Associates,SOC-SMG,Triple Canopy Inc., преимущество в трудоустройстве предоставляли ветеранам американского спецназа, тогда как остальным кандидатам, прежде всего из числа иностранных граждан, предоставляли в лучшем случае места простых охранников обьектов (static guard). Австралийская OAM нанимала ветеранов австралийского спецназа, занимавшихся при этом достаточно опасным делом-проводкой конвоев по дороге Багдад-Амман. При этом вопреки расхожему мнению эти компании людей берегут, в чем, вероятно, играет роль высота страховки(от 100 000 долларов и больше)и соответственно влияния агентов страховых компаний, могущих при нарушениях безопасности отказать в выплате страховки, что влечет за собой судебный процесс и атаку адвокатов, в некоторых отношениях не менее опасных от моджахедов. Поэтому при росте опасности компании сворачивают свою деятельность на опасных участках, так компания ArmorGroup потеряв до десятка человек убитыми и раненными в районе Мосула летом 2004, предпочло приостановить работу в этом регионе.
Сами потребности данных компаний в этой области не настолько велики. Хотя в Ираке общее число иностранных сотрудников подобного профиля выросло с 20 000 в 2003 году до 126 000 в 2007, но число ветеранов того же американского спецназа куда большее, тем более что в последние несколько лет этот спецназ постоянно участвует в боевых действиях. Правда, американское командование, столкнувшись с оттоком личного состава из спецназа, стало всячески ограничивать увольнение до окончания контракта. Однако сама работа охранником даже в подобных условиях не настолько сложна как воинская служба и поэтому не следует забывать и ветеранов воздушно-десантных, воздушно-штурмовых, разведывательных частей, частей морской пехоты, да и прочих частей и подразделений американских армии и полиции, в том числе более старших возрастов. В силу количества кандидатов американские компания неохотно набирают иностранцев и последние главным образом трудоустраиваются в британских компаниях располагающих меньшими людскими ресурсами. Впрочем, и британцы мобилизации в этой области не объявляли и хотя некоторые из компаний этого рода открыли свои представительства в Москве (британские Armor Group,Control Risk,Olive Security ,американская Kroll) и в Ташкенте (американская Blackwater), эти представительства набором людей заниматься не стали, хотя желающих было предостаточно (особенно из числа руководителей различных компаний).
Как правило, ныне частные военные компании используют персонал следующим образом. В странах работы нанимается личный состав с помощью уже существующих структур безопасности. Главное внимание при наборе уделяется местным руководителям того или иного уровня, с целью всемерного облегчения деятельности компаний. В силу этого та же компания Erinys (имела в 2004 году 15 000 местных охранников-курдов и арабов) провела наём местного персонала в Курдистане и в арабской части Ирака, ради обеспечения охраны нефтяных полей и нефтепроводов.
Особого внимания качеству личного состава тут нередко не придается, так как подобному персоналу даются задачи по охране объектов, а так же компаундов-районов компактного проживания иностранцев. Заработные платы данной категории(согласно западной терминологии static guard) составляют от 250 до 500 долларов. Более подготовленная часть местного персонала используется для задач по сопровождению и личной охраны(согласно западной терминологии PSD -patrol security defence) а так же для обучения местного персонала(Training team) однако для менее ответственных поручений. В последнем случае зарплаты повышаются в 1,5-2,а то и в 3-4 раза. Помимо этого в качестве static guard используются англоговорящий персонал из Филиппин, Фиджи, Непала и других ‘отсталых’ (с точки зрения западных менеджеров) стран, и тут зарплаты могут достигать 2,5-3 тысяч долларов.
Для работы в PSD группах, а тем более личной (VIP) охраны (это определяется уровнем допуска, указываемым на выдаваемых удостоверениях) привлекается западный персонал с оплатой от 8-9 тысяч долларов и выше. В Ираке, главный контрольный орган в данной области – Coalition Provisional Authority проводит разрешительную политику, согласно которой американские, британские и австралийские компании получают привилегированное положение и при этом в первую очередь для работы в PSD группах разрешения выдаются гражданам США, Великобритании, Австралии, ЮАР, Новой Зеландии, и граждане иных государств, ставятся на второй план.
Стоит так же отметить различие в подходах к ведению работы между британскими и американскими компаниями, являющимися одновременно главными конкурентами. Британские компании предпочитают в большей мере опираться на местные кадры и естественно в связи с этим нередко избегают работу в опасных районах. Американские компании действуют более активно и нередко непосредственно участвуют в боевых действиях и для данных целей в иных компаниях(например, Blackwater) создаются силы быстрого реагирования-Task Force.
Что касается охраны обьектов, то для этого западные компании располагают человеческими ресурсами местных стран, в том числе достаточно подготовленными и опытными ветеранами армии и полиции, готовыми за месячные платы от 250 до 2 500 долларов выполнять данную работу. Помимо этого различные компании (например, Gurkha Security Guards, Ltd.) предлагают для исполнения данных задач персонал из Непала(ветераны подразделений гуркхов),Фиджи(ветераны миротворческого батальона на Синае), Филиппин (ветераны морской пехоты) и стран Латинской Америки, хорошо владеющих английским языком и знакомых с западными стандартами.
Следует отметить, что уничтожение боеприпасов и разминирование в соответствии с ‘гуманитарными’ стандартами было выделено в отдельную программу, так как этот вопрос достаточно актуален,и так по запросу США правительство Боснии и Герцеговины послало в Ирак взвод саперов, чья главная задача заключалась бы только в уничтожении уже собранных боеприпасов бывшей армии Ирака
Следует так же учесть то, что Женевские конвенции в данном случае препятствием для западных PMC не являются, даже когда американские компании используют свой личный состав в открытых боях. При этом следует обратить внимание, что при проведении инструкторской работы не возбраняется командование обучаемыми подразделениями в ходе боевых действий.
Ныне во всем мире существует достаточно широкий рынок подобных услуг, отнюдь не ограничивающийся Ираком и Афганистаном. Показательно, что трое погибших в палестинском нападении на американский дипломатический конвой в районе Сектора Газа в декабре 2003 года были охранниками компании DynCorp. Достаточно широко подобные компании работают в Африке (например, в Сьерра-Леоне, Либерии и Анголе). Подобные компании осуществляют: набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий, как и управление ими(DynCorp),охрану аэропорта Багдад(Custer Battles)охрану нефтяных полей и трубопроводов(Blackwater Security Consulting,Erinys Iraq Limited), охрану энергетической системы Ирака (Hart Group), охрану посольств США и охрану президента Афганистана(Triple Canopy Inc.), сопровождение конвоев ООН в Ираке и Афганистане(Kroll), обучение армий Ирака (Military Professional Resources, Inc.) и Саудовской Аравии(Vinnell Corporation), предоставление услуг военных переводчиков(CACI), контроль тюрем в Ираке и Афганистане(Titan Corporation), разминирование минных полей и уничтожение невзорвавшихся боеприпасов (RONCO, MAG, BACTEC, Armor Group, Minetech, EODT), противопожарная защита (Group 4 Falck), тыловое снабжение войск(KBR), авиаразведка (AirScans Inc., Eagle Aviation Services & Technology, Inc.), защита кораблей от пиратов(’Global Marine Security Systems)и прочая подобная деятельность прежде всего в области охраны(Aegis Defence Services Ltd., Olive Security,Control Risks Group,Meyer & Associates,RamOPS Risk Management Group, ArmorGroup,Aigis,OAM, Rubicon International Services, Sayeret Group, ATCO Frontec Corporation., Groupe EHC,Aries Global Solutions Inc., AKE Limited, AD Consultancy, Control Risks Group, Custer Battles, Diligence Middle East, Genric, Global Risk Strategies, Hill and Associates.Ltd., ISI Group, Meteoric Tactical Solutions,Optimal Solution Services, Wade-Boyd and Associates LLC, Henderson Risk Limited, ICP Group, Overseas Security & Strategic Information, SOC-SMG.Inc, Sumer International Security, TOR International, Dehdari General Trading & Contracting Est., Unity Resources Group (Middle East) LLC, Trojan Securities International,Pistris. Inc. GlobalOptions, LLC,Beni Tal, AMA Associates Limited, WADE-BOYD & ASSOCIATES LLC., TOR International,Overseas Security & Strategic Information, Inc/Safenet – Iraq, ICP Group)
В то же время следует учитывать, те проблемы, которые характерны для Ирака и Афганистана, несмотря на миллионные контракты таких компаний,так по сути и не решены.Компания в погоне за деньгами,не уделяют должного внимания проффесиональной подготовке,а голавное целесообразности тех или иных проэктов.Практически професиональная этика и энтузиазм,здесь далеко не всегла приветствуется,и иные компания,в особености британские занимаются обычной ‘отмывкой денег’.Как результат,действия этих компаний несмотря на огромные деньги,выкачиваемые из иракского бюджета,под контролем западных ‘супервайзоров’,расходятся впустую.
Так полиция Ирака этими компаниями,была подготовлена плохо и ее ряды были полны неприятельских элементов.
В армии недостаточное внимание уделяется огневой подготовке, личный состав нередко не обучен работе с МВУ, блокпосты практически не оборудованы,не уделяется должного внимания передвижению в пешем порядке и перестроению на ходу, к ведению разведывательно-диверсионных действий многие подразделения спецназа не приспособлены, а также не организована на должном уровне проводка конвоев, в особенности в отношении противодействия МВУ.
Западный персонал избегает работы с местным личным составом, перекладывая ее на местные же кадры и в результате многие охраники с трудом умеют и автомат разобрать.
Все это закономерно, так как в том же Ираке ‘коалиционные’ войска службу на блокпостах передоверили местным силам, а сами предпочитают не передвигаться в пешем порядке. Так же как в Ираке существует четыре ведомства располагающих своими войсками(армия, полиция, госбезопасность, гражданская гвардия), которые в свою очередь поделены между курдской, шиитской, суннитской общинами, то командование в таких условиях весьма затрудненно. Положение усугубляет то, что и общины поделены между несколькими партиями, созданными по клановому признаку. Так весь Курдистан поделен между двумя партиями: Патриотической партией Курдистана(лидер Барзани) (центр в Эрбиле) и Патриотическим союзом Курдистана(лидер Талабани)(центр в Сулеймании) граница между зонами влияния, которых проходит по реке протекающей через городок Алтун-Кадри.В шиитской общине, склонной ко внутренним усобицам, борьбу за власть с другими кланами и вождями ведет мулла Мухтада Эль-Садр, пользующийся поддержкой Ирана. Что касается суннитской общины, то в так называемом суннитском треугольнике, охватывающем районы городов Мосула, Бакубы, Фалуджы, Рамады, то там самой влиятельной силою становятся исламские фундаменталисты, и в первую очередь движение ‘Ансар Ислам’ одним из руководителей которого,был позднее погибший Эль-Заркави.
В силу этого отмечен рост нападений на всех, без исключения иностранцев, и тем самым сокращение числа западного персонала.
Этому способствует и то, что западные PMC располагают лишь автомашинами типа ‘джип’(по правилу должными быть бронированными) и в некоторых случаях легкими вертолетами и самолетами. Личный состав их PSD групп нередко старается избежать выполнения тяжелых задач, либо в силу плохой координации, как с “коалиционными”,так и с местными силами, вступают с ними в конфликт(Известен последний случай в июне 2005 года, когда американская морская пехота арестовала и три дня держала под арестом PSD группу американской компании Zapata, под обвинением в открытии огня по их позициям).Аналогичные случаи,кофликтов американских войск с данными компаниями были отмеченны в Афганистане,где два американских офицера ВВС вступили в конфликт с охраной компании Blackwater .В Ираке персонал румынской компании Danubia Global Inc работавший как подрядчик американской компании Custer Battles был обвинен в убийстве офицера иракской национальной гвардии в апреле 2005.Персонал британской компании Aegis,руководимой известным в Британии Тимом Спайсером(Tim Spicer),участником ряда авантюр в Африке и Новой Гвинеи,даже поставил на интернет снимки,когда группа этой компании открывает без всякой причины огонь на иракских гражданских лиц.Все это по сути закономерно,так как тактика многих PSD групп основывается на желании проскочить на большой скорости места засады. В ряде случаев это оправданно, ибо нередко противник просто открывал с ходу огонь из автоматов по конвоям, что особого вреда бронированным джипам не приносило. Однако при росте мастерства противника, применением им МВУ и крупнокалиберных пулеметов, как и пулеметов ПК с бронебойными боеприпасами, это должно было привести к потерям, а возможно и к разгрому колон. Первый тревожный сигнал поступил в марте 2003 года, когда в ходе обстрела конвоя в городе Фалуджа, одна из машин группы сопровождения американской компании Blackwater, была поражена огнем, а затем врезалась в дом. Так как конвой ушел дальше, ибо в данном случае господствуют интересы клиента, так же, как правило, имеющего свою службу безопасности. К тому же сами джипы, несмотря на высокую цену, к ведению боев не приспособлены, и не многие из них имеют в бронированных окнах, бойницы для ведения огня. В итоге собравшаяся толпа вытащила из машины четырех охраников(некоторые из них были еще живы), а затем облив горючим подожгла их, и все это было снято на видеокамеру. Данное событие, послужило причиной операции американских войск по зачистке Фалуджи (и то далеко не последней), но ущерб от снимков убитых американцев, для коалиционных войск был очень велик.
Конечно общее число потерь охраников,достигшее к июню 2007 девятьсот с лишним человек с начала войны в 2003 года,не настолько велико,однако учитывая затрату средств на них,эффекивность тут не слишком высокая.Ничего иного и нельзя ожидать от компаний чьи охраники располагают лишь джипами и авоматами(прчем предпочитают не американские М-16 или М-4,а советский АК),однако парадоксально при этом, что большое количество колесной бронетехники простаивает на базах местных войск.
Конечно создание подобного рода компаний является объективным процессом. На Западе не случайно создаются такие компании и зря деньги там не выбрасывают.Показательно что практически все владельцы американских компаний такого рода,которые работают в Ираке-стороники республиканской партии США,тогда как правозащитные организации,обвиняющие их в ‘наемничестве’,руководятся сторониками демократической партии США. Конечно, основные причины тут вероятно, широкой публике не оглашаются, однако вне зависимости от причин последствия очевидны.
Этот процесс все больше набирает маха, и такие компании создаются по всему миру, прежде всего в тех регионах, где и ведется подобного рода работа.
Так помимо Ирака, где создаются местные компании либо как филиалы компаний иностранных, либо как совместные предприятия с иностранцами, такие же компании создаются и в бывшей Югославии. В Хорватии местная охранная компания Zovko начала достаточно широкомасштабное сотрудничество с американской компанией Blackwater, в чем вероятно большую роль сыграла роль компании MPRI, в годы войны(смена мест работы из одной компании в другую дело достаточно обычное в этом деле). В конечном итоге американцы решили создать в Хорватии центр по найму и обучению местного персонала для работы в Ираке и Афганистане, тем более что хорватский контингент находится в составе международного контингента в Афганистане(ISAF).Причины этого понятны. Так как компания Blackwater придерживается правило обязательной проверки и подготовки личного состава, то достаточно накладно и сложно отправлять набираемый в Европе персонал в США.
Былые неприятели хорватов сербы, ознакомившись с такой практикой западных компаний, также решили попробовать себя в этом деле, оказавшись тем самым в одних рядах со своими былыми врагами.
Впрочем, положение с охранной деятельностью в Сербии мало, чем отличалось от российского. Так в 1996 году, когда группа людей из Сербии и Республики Сербской была направлена в Заир по каналам частных охранных агентств. Однако Мобуту, на которого они поставили, проиграл и сербские спецслужбы не могли больше доставлять сюда людей под прикрытием частных компаний. К тому же правительство Сербии, отказавшись от обещанной американцам посылки воинского контингента армии и полиции в Афганистан, не могло здесь получить должной политической поддержки.
Тем не менее, бывший командующий жандармерией генерал Горан Радосавлевич – ‘Гури’ после ухода в 2004 году в запас стал директором охранной компании SecTraCon.Радосавлевич находился во главе жандармерии до конца 2004 года. В его подчинении находилось четыре отряда(величины усиленный батальон) дислоцированные в Белграде,Нише,Новом Саде,Кральево.Личный состав в жандармерию набирался из рядов полиции Сербии, а также из гражданских кандидатов при условии завершения последними, после зачисления в жандармерию, полицейской школы(6 месяцев),а инструкторский состав набирался из рядов спецназа госбезопасности,а так же из числа командного состава армии и полиции.Поэтому он полагал возможным набирать для Ирака кандидатов из числа действующих сотрудников,бравших бы отпуск.Естественно что он в таких планах был не одинок и таким же образом пыталась пробиться на рынок группа сотрудников спецназа госбезопасности(одна из их компаний звалась ‘Лупус’),как и группа ,руководившая отправкой сербских наемников в Заир,успевшая даже создать под Белградом,в поселке Обреновац,даже центр подготовки будущих охраников.Однако несмотря на большой энтузиазм проявленый ими в 2005-2006 годах,все закончилось тем,что в Ирак успело уехать несколько человек,подписавших индивидуальные контракты,а сами компании так контрактов и не получили.
Ни американцы,а ни тем более щедрые в обещаниях англичане,как выяснилось в партнерах по бизнесу не нуждались,а не нуждались по сути ни в специалистах с ‘Востока’.
Следует отметить, что почти все, в том числе и западные, охранные и военные компании создаются на основе чьих-то корпоративных интересов. Так, после краха апартеида южноафриканцы основали большое количество частных военизированных компаний, некоторые из которых работают до сих пор, а другие, такие как Sandline, пришли в упадок после ряда громких разбирательств.
Поэтому то, что такие компании претендует на заграничные контракты, совершенно закономерный процесс. Рано или поздно российские охранные предприятия также им будут охвачены, что без сомнения окажет влияние на политику России,и так же тот же Газпром в 2006 потребовал для своих охранных структур особых прав на территории России,а такие же права тебовала и компания Луком,главное охраное предприятие Лукойла. Другое дело,что свою охраную деятельность российские компании будут вести на территории России,где может со временем будет опаснее работать,нежели в Ираке,тогшда как в Ирак вряд ли их кто будет приглашать.Исключение мог представлять нефтяной контракт Лукойла,подписанный еще с садамом Хуссейном на разработку нефтянного месторождения Вест-Курма,однако этот прект требует слишком больших ‘админресурсов’. Что касается выхода на международный рынок, то российские ЧОПы и сами особых амбиций на этот счет пока не имеют,и их руководство вполне устраивает работа в России. К единичным случаям интернационализации их работы ,помимо набора десятка россиян для компании Erinys, также можно упомянуть и деятельность охранной структуры российской нефтяной компании ‘Интерэнергосервис’ в Ираке. Данная компания потеряла в мае-июле 2004 года четырех человек убитыми:Конарева,Коренкова,Овсянникова, Данкина. Двое последних по предположениям сайта CPA(ЦПА), как раз и являлись охранниками. Впоследствии ‘Интерэнергосервис’ одно время использовал услуги российского ЧОПа(частного охранного предприятия) ‘Антитерор’ из Орла.
Кстати следует заметить, что весьма ошибочно мнение, что русским в Ираке, работать безопасно, потому что их, якобы любят. Как их любят,обнаружилось 3 июня 2006г.,когда неподалеку от здания посольства России в Багдаде поверглась нападению местных моджахедов машина посольства России. В результате,сразу же был убит охранник посольства Виталий Титов,являвшийся сотрудником группы ‘Заслон’,а третий секретарь посольства Федор Зайцев, а также сотрудники посольства Ринат Аглиулин, Анатолий Смирнов и Олег Федосеев были захваченны в заложники.а затем убиты.Ничего удивительного или неожиданного в этом не было.В Ираке происходит, так называемый экспорт ‘исламской’ революции двух различных сил – шиитского Ирана и суннитских ‘фундаменталистских’ организаций, в особенности ваххабитского толка. Интересы этих сил часто приходят в противоречии, что служит источником частых вооруженных столкновений, убийств и подрывов смертников в отношениях между суннитской и шиитской общин. Однако главной причиной нападений является борьба за власть в местном обществе этих сил со всеми противниками исламского порядка, и война против ‘англо-американцев’, служит тут лишь подспорьем. Согласно исламским законам, те, кто сеет раздор между мусульманами, нарушитель ‘воли Аллаха’,и поэтому, куда легче убивать ‘своих’ братьев-мусульман как ‘пособников оккупантов’, а тем более ‘неверных’. Практически в Ираке вооруженным сопротивлением коалиционным войскам руководят исламские вожди из заграницы, тогда как основу новых вооруженных сил Ирака, созданных США и Великобританией, составляют кадры партии БААС Саддама Хусейна. Тем самым то, что Россия поддерживала Саддама Хусейна, не имеет для руководства исламского движения никакого значения, в отличие от действий российской армии в Чечне, тем более что как раз чеченские боевики в Ираке действуют.
Что касается современной России,то здесь, как и во всех странах бывшего Советского Союза, так называемые ЧОПы устраивают иногда кровопролития схожие с иракскими и порою их деятельность мало, чем отличается от деятельности ОПГ.
Правда в данном случае ключевую роль в таких событиях играет не обладание огнестрельным оружием, а система льгот, порождающая безнаказанность. В этом смысле урегулированная законом и контролируемая сверху деятельность западных частных военных компаний выглядит предпочтительнее. Между тем в Ираке оружия на руках очень много, ибо тут бригады, а то и целый корпус (как это было в Мосуле) расходились по домам, прихватив, что только можно из оружия. Характерно, что уровень безопасности зависит не столько от количества оружия в обществе, сколько от морально-нравственного климата и уровня развития правового сознания,и втой же Югославии, наличие пулеметов и минометов в местных домах не было сопряжено с ростом преступности.
Появлению частных военизированных компаний и служб безопасности благоприятствует целый ряд факторов, и западные военные специалисты считают, что роль подобных структур в будущих войнах будет только увеличиваться. Главную причину растущей популярности частных охранных предприятий следует искать в трансформации мировой экономической системы, в глобализации. Современные транснациональные корпорации, располагающие сотнями миллионов долларов, нуждаются в защите своих интересов ничуть меньше, чем государства. Включение в эти процессы регулярной армии – процесс долгий и сложный, а затраты на поддержание лояльности бюрократического аппарата сравнимы с расходами на содержание собственной службы безопасности. Именно поэтому корпорации предпочитают неповоротливым армиям отряды оперативного реагирования частных военизированных компаний.
Немаловажное значение имеет и то, что в современном обществе люди с усердием исполняют свои обязанности по отношению к работодателю, понятие же долга по отношению к государству все более размывается. Впрочем, меняется и само отношение к службе в частных военных структурах. Если раньше они ассоциировались с мародерством и бандитизмом, то теперь это обычная, вполне легальная работа.

http://via-midgard.info/news/in_midgard/1559-chastnye-voennye-kompaniipmc-vchera-segodnya.html