Как идёт возрождение нефтяной промышленности Ирака? Почему падает жизненный уровень в Саудовской Аравии?

06.08.2003

Сегодня мы поговорим о нефтепромышленности Ирака, об экономике Саудовской Аравии и о кредитоспособности Индии. Вы узнаете, почему застопорилось послевоенное восстановление иракской экономики, почему избалованная нефтедолларами Саудовская Аравия оказалась сейчас на грани кризиса и почему Индия предпочитает в последнее время выступать в роли кредитора, а не получателя международной финансовой помощи.
«Мы точно знаем, что до конца текущего года иракская нефтяная промышленность не восстановится: её оздоровление идёт медленнее, чем мы предполагали»,- заявил в минувшее воскресенье в ходе визита в Москву министр энергетики Венесуэлы Рафаэль Рамирес. В то же время он признал, что следующий год может стать очень сложным для мирового нефтяного рынка из-за увеличения добычи энергоносителей в Ираке… Вот вам одновременно и констатация факта, и прогноз на будущее. Министр энергетики страны, являющейся весьма важным членом картеля ОПЕК, беспокоится не случайно: 1-го августа Ирак фактически вернулся на мировой рынок, возобновив экспорт нефти, хотя и в весьма скромных объёмах. Послушайте репортаж о постепенном возрождении ключевой отрасли иракской экономики – и о том, какие последствия это может иметь для других экспортёров энергоносителей.
Я думаю, что для описания нынешней ситуации больше всего подходит слово «анархия». Нет элементарной инфраструктуры, коммунальные службы не в состоянии предоставить населению даже жизненно необходимые услуги. Безопасность не обеспечивается, а о правовой системе и говорить не приходится. Сегодняшний Ирак можно сравнить с какой-нибудь африканской колонией 19-го века, где не было ничего, кроме природных богатств, которыми все пытались завладеть.
Такую характеристику даёт нынешней ситуации в Ираке иорданский экономист Риад Хури. Совершенно очевидно, что положение не улучшится до тех пор, пока не заработает основной и, по сути дела, единственный мотор иракской экономики – нефтяная промышленность. После падения режима Саддама Хусейна она возрождается медленнее, чем ожидалось. Так, из 700 месторождений в настоящее время действуют лишь 150. Проблема не только в том, что различные нефтепромыслы пострадали от бомб и снарядов в ходе боевых действий. Многое уже после войны просто разворовали – например, медный электрический кабель. В результате некоторые нефтепромыслы оказались без электричества – и, соответственно, не смогли работать. Возник замкнутый круг: нефти добывалось мало, её не хватало для того, чтобы снабжать электростанции, а те, в свою очередь, были не в состоянии обеспечивать электроэнергией даже те месторождения, где электропроводку не разворовали. Впрочем, худшее, похоже, уже позади. В мае, например, у иракских автозаправок из-за нехватки бензина ещё выстраивались огромные очереди, и американской военной администрации даже приходилось завозить горючее из соседнего Кувейта. Однако уже к концу июля добычу нефти в Ираке удалось вывести на уровень одного миллиона баррелей в день. Для сравнения: в начале этого года, то есть до войны, добывалось почти три миллиона, так что о крупномасштабных экспортных поставках пока и говорить нечего. Тем не менее американская администрация продолжает целенаправленно восстанавливать транспортную инфраструктуру для вывоза нефти: на днях, например, в Ирак вернули пустые железнодорожные цистерны, которые всю войну простояли на запасных путях в Сирии. И всё же совершенно очевидно: без многомиллиардных инвестиций некогда мощную иракскую нефтяную промышленность не возродить. Но кто готов не в будущем, а прямо сейчас вкладывать деньги в модернизацию устаревших и частично разрушенных нефтедобывающих предприятий и трубопроводов, на которых, к тому же, весьма активно действуют саботажники? Иорданский экономист Риад Хури считает, что в нынешней сложной ситуации американская военная администрация будет охотно сотрудничать с любыми инвесторами, в том числе с французскими и российскими компаниями – при условии, что те согласятся, что называется, начать «с чистого листа» и не станут претендовать на ту привилегированную роль, которую они играли при Саддаме Хусейне.
Старые контракты мертвы. Всё, о чём договаривались с Саддамом русские и европейцы, больше не действительно. Теперь необходимо приходить с новыми предложениями. Если какая-нибудь французская или российская нефтяная компания обратиться сейчас к американской администрации в Ираке и скажет: «Мы хотим разрабатывать данное месторождение и готовы вкладывать деньги в соответствующую инфраструктуру», то она наверняка сможет договориться с американцами.
Однако пока Россия пытается удержать былые позиции и спасти прежние контракты, рассказывает Насер Серхан, представляющий в Ираке интересы российской компании «Татнефть».
Правительство России в настоящее время ведёт переговоры с американцами и другими заинтересованными сторонами о сохранении российских контрактов с Ираком. Я оптимист и продолжаю надеяться на то, что хотя бы некоторые из наших старых договоров всё-таки останутся в силе. Остальные же, видимо, будут аннулированы.
Тем временем компании из других стран достаточно активно заключают новые контракты. Первыми стали британский концерн BP и британо-нидерландский холдинг Royal Datch/Shell: с 1-го августа и до конца нынешнего года они вывезут из Ирака по 10 миллионов баррелей. Информационное агентство AFP приводит целый список фирм, которые уже договорились с новым нефтяным начальством в Багдаде. В этом списке – пять американских фирм, в том числе такие гиганты, как ExxonMobil и ChevronTexaco, уже упомянутые BP и Shell, а также французский концерн Total и испанский Repsol. Кроме того, сравнительно небольшие объёмы нефти закупят фирмы из Китая, Швейцарии и Японии. Таким образом, дело сдвинулось с мёртвой точки. Если американской военной администрации и новым властям в Багдаде удастся реализовать хотя бы часть своих планов по возрождению иракской нефтяной промышленности, то уже через несколько месяцев экспорт энергоносителей заметно возрастёт. Иорданский экономист Риад Хури исходит из того, что в следующем году мировые цены на нефть непременно упадут, а разногласия между Ираком и ОПЕК, между Ираком и соседней Саудовской Аравией обострятся.
Саудовская Аравия и Ирак обладают крупнейшими в мире запасами нефти: саудовцы занимают первое место, иракцы – второе. Это, на мой взгляд, будет неминуемо порождать конфликты между двумя этими странами.
Некоторые американские стратеги уже размышляют вслух о возможном выходе Ирака из Организации стран-экспортёров нефти. Такой шаг был бы мощнейшим ударом по политическим позициям нефтяного картеля и по народным хозяйствам входящих в него стран, поскольку привёл бы к дальнейшему удешевлению нефти.
Итак, успешное возрождение нефтяной промышленности Ирака может стать серьёзной угрозой для Саудовской Аравии – бесспорного лидера нефтяного картеля ОПЕК. Возможное резкое падение цен на нефть в следующем году способно нарушить то шаткое равновесие, в котором находится сейчас саудовская экономика. Да, да, эта якобы сказочно богатая страна как раз сейчас оказалась на распутье: ей необходимо проводить болезненные реформы, иначе её ждут застой и даже кризис. Об этом – репортаж Штефана Хайнлайна.
В торговом центре в столице Саудовской Аравии Эр-Риаде царит, как всегда, сказочное изобилие: в витринах — одежда лучших модельеров, изысканная итальянская обувь, новейшая компьютерная техника.
Саудовская Аравия по-прежнему считается страной всеобщего благоденствия: медицинское обслуживание здесь бесплатное, обучение в университетах – тоже, жителям страны выдают беспроцентные кредиты, с них берут минимальную плату за воду, электричество, телефон и бензин. Правда, наслаждаются всем этим благоденствием, подпитываемым бесчисленными государственными дотациями, только коренные жители страны. Зато трудятся в королевстве главным образом иностранцы: две трети рабочих мест в стране занимают приехавшие на заработки выходцы из более бедных стран Азии и Африки. Такое вот «разделение труда» породило совершенно особую общественную атмосферу, которую саудовский публицист Джамал Кешоги характеризует словом летаргия.
Наша главная проблема, пожалуй, не безработица, а трудовая этика. Вот её-то и необходимо изменить. Работы у нас достаточно – только никто не хочет её выполнять. Никто не хочет быть, скажем, официантом. Изменение трудовой морали – принципиально важная задача для сегодняшней Саудовской Аравии.
Известный в своей стране публицист не случайно заговорил о безработице – она, действительно, всё больше и больше беспокоит саудовское общество. Уровень безработицы – раньше нечто совершенно неведомое — уже достиг 30 процентов! Молодые саудовцы, окончив бесплатный университет, не могут найти работу по профилю. А молодёжи становится всё больше и больше: рождаемость в Саудовской Аравии – одна из самых высоких в мире. Так что нефтяной пирог приходится делить на всё большее число ртов. В результате доходы на душу населения за последние 20 лет резко сократились. И, видимо, будут дальше сокращаться: государственная казна пуста, внешний долг Саудовской Аравии продолжает расти, а иных источников дохода, кроме нефти, в королевстве практически нет. Некоторые либерально настроенные саудовцы надеются, что ухудшение экономического положения в стране заставит правителей провести коренные реформы: положить конец кумовству и коррупции, демократизировать общество, разрешить свободные выборы, предоставить независимость средствам массовой информации и судебным органам. Однако журналист Турки аль-Хамад сомневается в том, что саудовское общество готово к таким переменам:
В основу политической системы Саудовской Аравии положен шариат, то есть исламское право. В то же время нефтяное богатство привело к тому, что Саудовская Аравия стала в какой-то мере современным государством. Но на самом деле современным является только фасад, внешняя оболочка. Вот тут-то и кроется основное противоречие этой страны: она современная по форме, но по сути своей консервативная и глубоко религиозная.
Тон в саудовском обществе задают ваххабиты, представители крайне консервативного течения в исламе. А потому любые политические и даже экономические реформы, на которые решилось бы королевское семейство, могут вызвать отрицательную реакцию духовенства и повлечь за собой тяжёлый внутриполитический кризис. Однако если реформы вообще не проводить, то кризис просто гарантирован.
Видите, как печально может закончится восточная сказка про вечное нефтяное богатство… Пока Саудовская Аравия постепенно сдаёт свои позиции, другое сказочное – по своему потенциальному богатству и по своей культуре – восточное государство, а именно Индия, продолжает набирать очки. Индия пока несравнимо беднее, чем Саудовская Аравия, однако на днях правительство в Дели устами министра финансов провозгласило новую финансово-политическую стратегию. Её суть: по мере возможности отказываться от зарубежной финансовой помощи и активнее выступать на мировой арене в роли кредитора. Главный экономист Плановой комиссии Нанд Кишоре Сингх объясняет эту новую политико-экономическую установку так:
Мы полагаем, что в долгосрочном плане притока капитала в виде прямых иностранных инвестиций вполне хватит для того, чтобы Индия могла финансировать свой импорт. В этой ситуации ни с точки зрения народнохозяйственной стратегии, ни с точки зрения экономической целесообразности не имеет смысла брать за рубежом небольшие суммы денег, чтобы вкладывать их в развитие страны или пополнять ими валютные запасы.
Тем более что валютные запасы Индии уже превышают 80 миллиардов долларов. Этой суммы вполне хватит не только для того, чтобы досрочно вернуть деньги, полученные от Всемирного банка, но и для того, чтобы предоставлять льготные кредиты таким странам, как Бразилия. Итак, Индия буквально на глазах из получателя международной финансовой помощи превращается в международного кредитора. Вот как оценивает эту смену амплуа индийский экономист, профессор Камаль Кабра:
Задача льготных кредитов состоит в поддержке нашего экспорта! Ведь эти кредиты предоставляются при условии, что полученные деньги будут потрачены у нас в стране. Так что, с одной стороны, Индия выдаёт более дешёвые кредиты, чем Европейский Союз или Соединённые Штаты. С другой стороны, Индия поддерживает тем самым своих экспортёров.
Сегодняшний выпуск радиожурнала “Рынок и человек”, посвящённый трём азиатским странам и их меняющемуся месту в мировой экономике, подошёл к концу.

Андрей Гурков «Немецкая волна»
http://www.dw-world.de/dw/article/0,,942442,00.html