Ирак. Багдад. Страна Саддамия

Багдадский аэропорт имени Саддама Хусейна встретил меня надписями «Down USA» (непереводимая игра слов). Раньше в Багдаде был другой аэропорт, но его закрыли, а на освободившейся площади затеяли строительство огромной мечети, естественно, имени того же Саддама.
Столица Ирака, город легенд и преданий, рождающий у романтиков воспоминания о Синдбаде-мореходе и Багдадском воре, на поверку оказалась музеем ушедшего XX столетия. Автомобили, одежда и даже вывески кинотеатров — все напоминает о конце восьмидесятых годов прошлого века. Магазины завалены контрабандными шмотками с лейблами известных фирм. Цены ниже, чем у нас на вьетнамских рынках.
Найти приличную гостиницу в Багдаде довольно легко — три наиболее престижных отеля иракской столицы «Аль Рашид», «Шератон» и «Палестина» сильно выделяются на фоне невысоких строений. Кроме них монументальны лишь здания министерств и огромные памятники военной славы иракского народа — труженика и воителя. «Аль Рашид» известен во всем мире выложенным при входе на полу портретом Буша-старшего, и посетителям невольно приходится попирать ногами портрет бывшего американского президента.
BСЕ, что можно как-либо назвать, в Ираке — все имени Саддама Хусейна. Его скульптуры и изображения есть везде: Саддам с детьми, с автоматом, с телефонной трубкой. Молящийся и улыбающийся. В кабинетах местного начальства порой висит по два, а то и по три Саддама. Вначале кажется, что это стеб, тем более что многие изображения весьма бесталанны, но потом привыкаешь. Главная телепередача — это фотография Саддама с закадровым текстом. Даже детишки носят в кармане фотографию Саддама.
Иракский народ в большинстве своем живет бедно. Сказываются и американская блокада, и врожденная восточная лень местного населения. Заработок среднестатистического гражданина равен примерно 35–40 долларам, но бывает зарплата и в 5 у. е. Многие существуют на государственном пайке, в который входит несколько килограммов круп и другой нехитрой снеди. Эти продукты выдаются по карточкам и на 95% оплачиваются государством, оставшиеся 12 центов граждане доплачивают сами. Азы английского языка, невзирая на всеобщую ненависть к США и Соединенному Королевству, есть почти у всех жителей Багдада. Да и по поводу нелюбви к «американским агрессорам» порой возникают серьезные сомнения. По их собственным признаниям, наиболее образованная часть местной молодежи совсем не против уехать на ПМЖ в логово смертельного врага. Остальная часть населения затрудняется объяснить свое неприятие Запада и склоняется к мысли, что США виноваты не только в блокаде, но и в случающихся иногда засухах и эпидемиях. Официальные СМИ (других в Ираке нет) утверждают, что после введения эмбарго детская смертность возросла в несколько раз, но забывают призывать местных женщин рожать в больницах. Министры шутливо заявляют, что, имея разрешение Аллаха на многоженство, иракская нация будет плодиться и размножаться, но на деле лишь состоятельные, а значит, немолодые граждане могут позволить себе иметь нескольких жен. 95% населения Ирака — мусульмане, но в Багдаде есть несколько христианских храмов — как католических, так и православных. Говорят, есть даже синагога. Из профессионального интереса я попытался ее разыскать, но столкнулся с неприкрытой агрессией и выкриками «интифада!!!». Попытка найти ночные клубы также не увенчалась успехом. Для коренного багдадца основным местом отдыха служат многочисленные кальянные курильни, где можно выпить рюмку сладкого восточного чая и поиграть в нарды или домино.
Сами иракцы, ссылаясь на мнение Хусейна, ту войну у международной коалиции выиграли. Наголову разбили захватчика и наказали коварный Кувейт. И все благодаря премудрым стратегам (угадайте — кому?). На деле же, когда американцы разбомбили все пути подвоза продовольствия, иракцы побросали оружие и пошли сдаваться в плен. Десятками тысяч. Янки были к этому не готовы и, связанные по рукам и ногам голодным войском, прекратили наступление. А пленных отпустили — их же кормить надо!
Военных в Ираке много. Даже слишком: армия, полиция, ополченцы Баас (местная правящая партия). Оружие — «калаши» местного разлива. Пистолеты продают в магазинах. Шестнадцатизарядная «беретта» стоит $300. Иностранцам продавать нельзя — поэтому 350. Остальное вооружение — это танки Т-50. Советские, с круглой башней. Наши же зенитные комплексы. Как признался губернатор провинции Басра (та, что ближе к Персидскому заливу): «Ракеты до американских самолетов не достают. Летят только на 10 км. Нам бы такие, как у украинцев. Но Россия пока не продает». Армия США обстреливает иракскую территорию почти каждую неделю. Сценарий всегда один и тот же: иракские ПВО пытаются сбить американские самолеты (естественно, не попадают), а те в отместку и для пущего страха их бомбят. При звуке сирены мирное население загоняют на верхний незащищенный этаж бомбоубежищ. Когда кто-то погибает, кричат на весь мир о геноциде. Вся территория страны — один секретный объект. Я получил разрешение на репортажи от Министерства информации, так все равно пару раз засветили пленку. На крик души: «Почему здесь нет знака, что нельзя фотографировать?!» — получил спокойный ответ: «А где ты видишь знак, что можно?»
http://gazeta.aif.ru/online/molodoy/398-399/10_01