http://viperson.ru/wind.php?ID=601637&soch=1

Заур Маргиев: Батумские негры

Белые пятна в истории Батуми

Сегодня, можно с уверенностью сказать, что для подавляющего большинства читателей информация о присутствии и проживании представителей черного континента в г. Батуми будет полной неожиданностью. Всякий раз, когда речь заходила о неграх живших и живущих в Батуми у моих собеседников делались круглые глаза и лица вытягивались от удивления. Многим казалось, что это шутка, другие переспрашивали, третьи просто не верили моим слова. Но когда я показывал фотографию с изображением негра в аджарском национальном головном уборе — «кабалахи» наступала пауза, и начиналось бурное обсуждение увиденного. (Фото N 1)

Нечто подобное произошло и с редактором одной из батумских газет, когда разговор случайно зашел на ту же тему. Как и все она, вначале тоже не поверила моим словам, а, посмотрев на фотографию, не поверила своим глазам, заявив, что это фотомонтаж. Но, познакомившись с текстом под фотографиями и подробным описанием жизни негритянского населения в г. Батуми убедилась в подлинности этого документа.

Нужно отметить, что в Батуми на рубеже XIX — XX веков проживало множество национальностей. Здесь жили представители многих этнических групп почти со всех континентов земного шара. Это был многонациональный город.

В те годы, здесь можно было услышать языки многих народов. Батуми был Вавилоном Черноморского побережья Кавказа. Еще в начале нашей эры, давая описание этих мест, отец географии Страбон говорил, что римлянам приходилось держать здесь до 70 переводчиков для общения с местными племенами.

Этническая группа, которую составляло темнокожее население города, была немногочисленной. Негры жили преимущественно в районе деревни Степановки, в количестве до 30 семей. Я не буду пересказывать известные мне исторические сведения по этому вопросу. Сведения о национальном составе населения, проживавшем в Батуми на рубеже XIX — XX веков имеются в моей книге «Батум во времена Османской империи», Краткий административный, статистический и исторический обзор г. Батуми и региона в составе Османской империи.

На мой взгляд, будет целесообразнее предоставить читателям, самим получить информацию, что называется из первых рук, цитируя выдержки из небольшой брошюры выпущенной очевидцем этих событий. После ознакомления с историческими фактами, читатель сможет познакомиться с сегодняшней ситуацией по рассматриваемой теме.

В. П. Врадий
Негры Батумской области и Кутаисской губернии.
Издание типографии Г. С. Таварткиладзе в Батуме.

Слог сохранен

«В Батуме, в одном из заседаний местного «Курортного общества», городской врач г. С. заинтересовал меня рассказом о существующих в окрестностях Батума неграх, или как их называют здешние жители, арабов. Я стал собирать от них сведения. Но, увы! Почти никто ничего достоверного о них не знал. Обратился я к начальнику Батумского округа г. Н. Г. Сатову.

Последний, письменно, предлагал мне зайти в управление округа, где могли быть даны нужные мне указания о жителях края. Вообще же специально о неграх, живущих в Батумской области, никаких сведений в окружном управлении не имелось, т. к. в «делах», по переписи населения области, негры вошли в рубрику «лазов» или «аджарцев». В Батуме нет статистического комитета, и потому других, кроме упомянутых сведений коллективного характера, найти было нельзя.

Между прочим, начальник Батумского округа сообщил мне частным образом, что остатки негров сосредоточены в селениях: Минда и Топал-оглы в Кахаберской долине, одна же семья живет на Соуксу (близ кладбища), около Батума.

Лично мне было известно, что есть семья негров в Орта-Батуме (в окрестностях Батума). (Фото N 2) Первых негров я видел еще в июле 1912 г., вскоре по приезде моем в область. Недавно сообщили мне, что видели двух негров в Кутаисской губернии.
В обзоре Батумской области за 1910 год, в главе о населении области, между прочим, упомянуто, что, «…живущие в пределах области армяне, турки, лазы и негры составляют сравнительно незначительную часть ее населения».

При вторичном свидании с врачом г. Соболевским, последний очень сожалел, что не может доставить мне фотографический снимок с батумского негра, в смысле антропологического материала, для характеристики этих случайных жителей здешнего края.

— Если бы какой-нибудь из негров попал к нам в городскую больницу, то я снял бы с него фотографию, чтобы передать вам… Но случаев таких пока не было… — заметил городской врач.

Мне самому впоследствии удалось сделать снимок с батумского негра. Об этом я расскажу ниже, теперь же перейду к выборкам из моего «батумского дневника». Вот что там записано о местных неграх.

Сентябрь 13. С незапамятных времен жило близ Батума несколько семейств негров. При переходе Батумской области во владение России, негры, частью, остались в Батумской области. До 1892 г. они еще жили в самом Батуме, на его с.-в. окраине, т. е., в турецкой части города. В позднейшее время, когда Батумская область составляла часть Кутаисской губернии, при окружном начальник Степанове в 1892 — 1893 гг. негры были выселены за городскую черту, к чумным баракам за селением Степановкой.

В настоящее время негры там и живут. Прежде в Батуме можно было встретить типичного старика-негра, уже седого; теперь, кажется, он умер. Большинство же здешних негров ассимилировались с местным населением (с лазами и аджарцами). Но и в смешанном типе характерные черты негрского племени сохранились. В Кахабери живут всего два семейства негров. Здесь негры занимаются разведением кукурузы, как и лазы (за Чорохом). С каких времен они в Батумской области?.. Действительно, страна чудес!»…

29-го сентября: «…Вот более точные подробности о неграх Батумской области, полученные от старожилов, помнящих еще времена турецкого владычества. До присоединения Батумской области к России, там, где теперь выстроена европейская часть города Батума, где теперь находится дом князя Эристова, где Съезд Мировых Судей, (прим. З. Маргиева Сегодня угол ул. Ленина и Ниношвили) где Грузинский переулок (прим. З. Маргиева Сегодня ул. Ахметели, где находится здание театра) и Тифлисская улица (прим. З. Маргиева Сегодня ул. Бараташвили.) — там жили, на болоте, негры. Жили они хуторами; каждая семья занимала 2 — 3 десятины. Было таких семей до 30-ти. Часть их, при присоединении края к России, перешла в Турцию. И теперь, близ Трапезунда и других побережных турецких городов, есть семейства негров… (Прим. автора. Эти последние материалы любезно были мне сообщены домовладельцем города Батума, капитаном Г. А. Петренко.)

9-го октября: В Батуме, на Мариинском проспекте, (прим. З. Маргиева Сегодня ул. М. Абашидзе, бывшая ул. Сталина) в окне одного дома видел местного негра. Он в пиджаке, в синей рубахе, среднего роста, субтильный и худощавый. Это уже пожилой негр, с седоватыми мелко-курчавыми волосами. Слегка приплюснутый широкий нос, толстые губы, строенье черепа и угол Кампера типичные для негра. Но цвет кожи темно-бронзовый, не совсем черный. Тип интересный. Метизация стройного лаза (или аджарца) и негра! Но кровь негрская в нем очень заметна. Стройность, сложение и худоба — лазские. Узкие плечи, субтильность — вот что бросается в глаза, при сравнении с негрским типом. А лицо и глаза — с эфиопскими чертами. Волосы и череп (в контурах) весьма интересны. Этот негр видимо поденщик. Стоя на подоконнике, он протирал тряпкой стекло.

6-го ноября: «Я направлялся к Турецкому базару, (прим. З. Маргиева «Турецкий базар» находился на ул. Кутаисская возле нынешней мечети) (фото N 3) предполагая там приобрести некоторые предметы по местной этнографии. Около Мариинского проспекта (главной улицы Батума) я заметил быстро шедшего негра, в малиновой турецкой феске на голове. Негрский тип у него не вполне сохранился. Это негрско-лазский или негрско-аджарский тип. Кажется, что это именно его я видел, несколько дней тому назад, когда он протирал окна.

Я решил догнать негра, чтобы расспросить у него про сородичей его. Он шел быстро и я с трудом его догнал, когда он на минуту остановился, разговорившись с какими-то двумя горожанами. Я обогнал его и стал у телеграфного столба, выжидая, когда он пройдет мимо. Наконец, негр поравнялся со мною на углу тротуара.

— Что: много вас, негров, в Батумской области? озадачил я его вопросом.

Негр боязливо взглянул на меня и остановился.

— Много негров в окрестностях Батума? повторил я. Кажется, человек 20?..

— «У всего» пятнадцать человек — со странным произношением и тихим, боязливым голосом ответил негр.

— Только пятнадцать? Кроме жен и детей, конечно?.. А раньше негры здесь жили, где мы теперь стоим?!

Я предложил негру папиросу, чтобы расположить его к себе. Он почтительно сделал своей правой черной рукой, по военному, под козырек (вернее «под феску!»), слегка наклонив голову.

— Ты сам из Новой Степановки? спросил я.

— Нет, ответил он, медленно разглаживая черными пальцами папиросу и закуривая, — нет, я из Орта-Батума.

— А разве там есть негры?

— Нет, только я.

— Женат на негритянке или на аджарке?.., допытывался я.

— На аджарке.

— Ваши все женятся на аджарках?..

— Да.

Я ему показал этнографические снимки с лазов, (фото N 4) принесенные мною из Сарпи. (Фото N 5) Объяснил ему, что я был на турецкой границе, и что хочу книгу писать о Батумской области. «А вот фотографии негра у меня отсюда и нет!! У тебя есть?..», спрашиваю негра.

— Есть, только дома… В контору Паке приходи… там достану! — сказал негр.

— Лучше теперь сняться. Вот напротив фотография. Там дюжина стоит 60 копеек. Вот на тебе 30 копеек, а квитанцию мне передай. Я тебя подожду здесь.

Мы пошли. Негр добродушно улыбался. Он не высокого роста, в темном пиджаке из-под которого виднелась синяя цветная рубашка с отложным воротником. В руках желтая медная трубка, почти с трость длиной. Подходим к фотографии Фетваджяна:

— Иди! Дай задаток. Скажи, чтобы тебя сняли! — говорю ему.

Нерешительно взобрался негр на лестницу и подошел к двери конторы. Видя, что он мнется в дверях, я пошел вслед за ним.

— Я хочу снять негра. Мне надо фотографию для книги, говорю фотографу.

Условились снять фотографию небольшого формата. Посадили негра. Я настоял, чтобы его сняли без фески, которую он неохотно сдернул с головы. Улыбается; сидит.

Готово!

По словам фотографа в Батуме иногда появляется негр с более резко выраженными чертами негрского типа, нежели этот. У других же, после ряда смешавшихся с туземцами поколений не осталось почти ничего негрского, за исключением глаз, формы черепа. Мой негр был темно-бронзовый, но цвет кожи уже светлее, чем у типичного негра. Волосы курчавые, жесткие и подернутые серебристой сединой. В этом негре на треть аджарской крови. Он интересен как метис, сохранивший при метизации преобладание (2/3) эфиопской расы. Говорил он тихо, но внятно. «Фатально» улыбается. Склонен, видимо, к повиновению. Служит он теперь сторожем при французской навигационной конторе. Зовут его там: арабом Июзефом. А на самом деле его имя Аджи-Абдул-оглы. По религии он, как и другие здешние негры магометанин. Ему под сорок лет.

— А говоришь по-французски? спрашиваю у него.

— Немношко…

— Vous parlez francais, monsieur? спрашиваю его опять.

— Вуй, емпе… сконфуженно произносить он, на ломаном языке.

Отлично. Даю ему, в награду за позирование две папиросы. Он, было, отказывался, но взял. Обещал ему прислать один снимок. (Фото N 7)

Он неграмотный, имени своего подписать не может.

Вот те сведения о неграх Батумской области, которые мне удалось пока достать Литературных указаний по этому вопросу, кажется, нет никаких.

Недавно, в Тифлисе я обратился к знатоку грузинской истории г. Такайшвили, прося указать хоть какие-нибудь материалы о неграх Батумской области. В ответ я получил письмо, часть которого цитирую: «М. Г., В. П.! мне ничего не известно по возбужденному вами вопросу. О неграх Батумской области я первый раз слышу. Не принимаете ли вы за негров какую-нибудь другую народность. С глубоким уважением и проч. Е. Такайшвили».

Примечание. Статья эта, напечатанная в N 63 официальной газеты «Кавказ» от 16 марта сего года вызвала ряд писем читателей. Три из них были помещены в последующих NN того же органа, остальные были переданы автору. Ниже мы их печатаем.

Евгений Лавров

Слог сохранен

Интересная заметка г. Врадия о нескольких семействах негров в Батумском округе позволяет мне напомнить читателям «Кавказа» известные сказания о древних обитателях восточного побережья Черного моря.

Восточный берег Черного моря в древности был известен грекам под названием Колхиды, населенной народом колхами. Впервые имя колхов встречается нам в отрывках поэм, относящихся к VIII веку до Рождества Христова, следовательно, еще в то время, когда греки лично не знали побережья, а только по каким то смутным воспоминаниям считали, что на восток от них, там, за бесконечным Понтом Эвксинским лежит блаженная страна, богатая светом, теплом и золотом — страна колхов. Фантастический поход аргонавтов, в рассказах и сплетнях, возник, вероятно, еще в ту отдаленную эпоху, когда греки знали заморские страны лишь понаслышке, добавляя воображением свои скудные о них сведения.

Самих колхов, в то время, когда слагалось сказание об аргонавтах, греки не видали и конечно наделяли их всевозможными качествами сообразно своим понятием о людях. Они предполагали у них и государственное устройство…

Первый из греков, посетивший Колхиду лично и давший нам исторические сведения о колхах, был Геродот (484 — 425 до Р. X.). У него мы читаем:

«Как бы то ни было, колхи, по-видимому, египетского происхождения; я о том догадывался, прежде чем услышал от других, но, желая удостовериться, расспрашивал оба народа: колхи сохранили гораздо больше воспоминаний о египтянах, чем египтяне о колхах. Египтяне полагают, что народы эти суть потомки части войска Сезострисова. (Прим. З. Маргиева. Сезострис — фараон Египта. Предпринял военный поход в Колхиду.) Я также заключил это на основании приметы, во-первых, они черномазы и кудрявы» и т. д.
Трудно предположить, чтобы Геродот, живший в Греции, где смуглый и даже очень смуглый цвет лица обычен, мог бы назвать черномазым народ просто загорелый, темноволосый, живущий и поныне на побережье. Затем курчавость является несомненным признаком негрского и эфиопского племен, а отнюдь не индоевропейских.

Пиндар (522 — 448 до Р. X.), живший до Геродота, тоже называет колхов черными. Наконец, как доказательство, что в древнее, доисторическое время побережье Черного моря было заселено «черным» народом, можно привести и библию, этот древнейший исторический и географический документ. Моисей (1350 г. Р. X.) в Библии, указывая разные страны, по которым разошлось потомство Ноево, означает на востоке (далеко за пределами известных евреям стран) страну Хавила, богатую золотом и орошаемую рекою Фиссоном.

Хавила-Колхида, Фазис-Фиссон, а также греческое понятие о Колхиде, как стране, богатой золотом наводят на мысль о тождестве этих стран. Если это так, то не противоречит Библия и данным Геродота о черных и курчавых колхах, т. к. страна Хавила была заселена по представлению евреев темным потомством Хамовым, т. е. кушитами, или эфиопами.

Таким образом, устанавливается, что побережье Черного моря (особенно юго-восточная его часть) было заселено когда-то черным народом.

Более или менее достоверные сведения о Кавказском побережье Черного моря относятся к временам Митридата (120 — 63 г.г. до Р. X.), когда уже черных колхов, как племени, не существовало. Даже раньше, во времена Гиппократа (460 — 359 или 377 г. до Р. X.), жители нынешней Мингрелии описываются уже, как белые: «Цвет их желто-зеленоватый, как у страдающих желтухой» …

Вывод из этих данных таков, что в доисторические времена Колхида была населена народом кушитского (эфиопского, негрского) племени. Остатки (вероятно) его еще были довольно многочисленны в начале V-гo века, их видел, с ними беседовал Геродот. Затем, к концу того же века они совсем исчезают, за исключением, быть может, единичных семей.
Не являются ли негры Батумской области остатками, когда-то сильных владельцев побережья — кушитов (колхов), по исследованию Лепсиуса, восточноафриканской расы, а отнюдь не семитического племени.

Для выяснения этого спорного, быть может, фантастического допущения, надлежало бы разыскать самых старых из живущих в Батумской области «негров», расспросить у них об их собственном языке, на котором они некогда говорили, записать слова, чуждые местным говорам, а может быть какие-нибудь предания, если такие сохранила их память и тогда, может быть, лингвистическим путем выяснить их происхождение. Большую услугу в этом отношении могут оказать и «негры», перешедшие в Турцию (около Трапезунда и далее).

В. Тьебо

Слог сохранен

В 1884 году я проехал часть Абхазии и встретил там несколько негров. Они говорили мне, что в одной, не помню теперь какой, абхазской деревне живет довольно много негров. Говорили они только по-абхазски и имели совершенно такие же
обычаи и привычки, как абхазцы. Они пользовались тогда репутацией честных людей и преданных слуг. Тип лица у них, как мне помнится, был абиссинский, но у них самих каких-либо определенных сведений о своем происхождении не было. По
религии они были мусульмане, но, кажется, они что-то знали и о католичестве. В 1887 году я взял одного молодого, лет 20, негра в прислуги. Это был самый преданный человек. Он нигде не соглашался спать, кроме, как у дверей моей комнаты. Он был католик.

Е. Марков

Слог сохранен

По поводу заметки г. Врадия о «Неграх Батумской области», напомню интересующимся этим вопросом, что в пределах Абхазии (Сухумский округ) также имеется несколько семейств негров. Проезжая в первый раз абхазскую общину Адзюбжу (в 22 верстах от Сухума) на берегу р. Кодора, я был поражен чисто тропическим ландшафтом. На яркой зелени густых девственных зарослей вырисовывались хижины и постройки из дерева, крытые тростником, копошились курчавые негритята, валено проходила с какой то ношей негритянка. На ослепительном солнц черные люди в белых одеждах представляли характерное зрелище какой-нибудь африканской сценки. Оказалось, что негров в селе Адзюбжа имеется 2 — 3 дыма (двора). По словам сопровождавших меня абхазцев, есть отдельные дворы и в других общинах. Негры эти ни в чем не отличаются от абхазцев, среди которых живут уже с давних времен, говорят только по-абхазски, исповедуют туже веру (есть и православные). Мне думается, что негры, как Сухумского округа, так и Батумской области, являются в этих местах случайным элементом и привезены сюда не ранее появления на черноморском берегу Кавказа турок, у которых, как известно, всегда бывало много слуг из африканцев, доставляющихся из турецких африканских владений. Ничего удивительного нет в том, что часть этих бывших рабов осела кое-где на побережье и во всем, кроме цвета кожи, ассимилировалась с окружающим их населением. Смешанные браки их с белыми чрезвычайно редки, благодаря чему и сохранилась в относительной чистоте их порода.

Предполагать, на основании случайного нахождения, на побережье нескольких негрских семейств, что в древности наше побережье Черного моря было заселено «черным» народом, мне кажется, нет никаких положительных данных, и ссылки на греческих географов древности и Библию совершенно неубедительны. Заселение берегов Черного моря белыми картвельцами с незапамятных, доисторических времен слишком прочно установленный факт, чтобы можно было в нем сомневаться.

Из Канцелярии Наместника Е. И. В. на Кавказе

от А. А. Эльзенгера.

Слог сохранен

Во время моего путешествия, в составе русско-турецкой пограничной Комиссии, по турецкой границе минувшим летом мне пришлось встретиться с великолепным образцом негра, родом из Батумской области. К сожалению имени его сейчас не помню, но знаю, что он в настоящее время служить стражником на полицейском посту Дзансульских медных рудников (сел. Дзансул). (Прим. З. Маргиева Сегодня эти места находятся на территории Турции. См. фото N 8)

Все мои старания, правда, несколько кратковременные, узнать, откуда именно он родом и вообще имеет какие либо сведения о его соотечественниках в Батумской области не увенчались успехом. Быть может это удастся Вам. Для этого Вам надлежит обратиться, сославшись на меня, к приставу села Дзансул прапорщику Поликарпу Мелитоновичу Ландия, который, думаю, сумеет ответить на все вопросы относительно указанного негра.

Больше же негров, несмотря на то, что я жил в течение почти двух месяцев в Зачорохском крае мне не приходилось встречать. Слышал только, что где-то, чуть ли не в Мургульском ущелье (фото N 9) или в одном из его разветвлений имеется целое селение этих негров. За достоверность этих слухов не ручаюсь, т. к. лично проверить их не имею времени.

Вильконский.

Слог сохранен

Относительно пребывания негров в Батумском крае могу только сообщить личные наблюдения и воспоминания. Первую семью негров в Батуме я встретил в октябре 1891 г. Отец, Марджан Ага Абзи оглы, служил в Отделении Государственного Банка рассыльным до конца девяностых годов, (он умер). Семья состояла из жены и троих сыновей. Марджан, как мы его называли, был высокого роста, стройный худощавый; волосы имел курчавые, нос приплюснутый, губы толстые, цвет лица и тела, т. к. (прим. З.Маргиева. темнокожий) я его видел обнаженным, черный. Словом типичный негр, говорил на нескольких туземных языках и по-русски. Характера был очень добродушного, всегда услужливый и исполнительный по службе, но с большим самолюбием. Умер лет 55. Жены его я не видел, но с сыновьями часто беседовал и думаю, что метизации не избежали. Но какая кровь примешалась определить не берусь. У сыновей лица темно-бронзовые, волосы курчавые, но с более длинными завиткам, ростом и общей внешностью похожи на отца. Я потерял их из виду через несколько лет после смерти отца. Одного кто-то взял в капельдинеры. Марджан рассказывал мне, что в части города Батума, Hypиe (место, занятое базаром до озера), во время турецкого владычества, находилась абхазская деревня, на окраине которой у моря он родился и жил до прихода в Батум русских. Его участок находился против нынешнего Общественного Собрания, (фото N 10) (прим. З. Маргиева здание недавно снесенного «Дома офицеров» на бульваре) (фото N 11) где ныне красный угловой дом (не знаю красный ли он теперь, т. к. я три года не был в Батумe) — угол Смекаловской ул. и Эристовской, (прим. З. Маргиева сегодня ул. Руставели, возле театра фото N 12) получившей название от этого дома. В нем жил бывший начальник Батума — Эристов, отнявший этот участок у него и переселивший семью на Кахабери (холмы к югу от Батума). Вот и все, что я знал об Марджане. Да, еще забыл упомянуть, о костюме. Ходил он в синей, аджарского покроя куртке и таких же с курдюком шароварах. На голове — красная турецкая феска, под курткой цветной с воротником бешмет. Носил пуговицы и чусты, любил курить табак и пить водку; иногда разносил пакеты в пальто. Дети его одевались разно. Марджан еще носил широкий кожаный пояс, за которым торчал старинный кремневый пистолет с серебряными украшениями и длинными шнурами, спускавшимися от рукоятки, тут же висел обыкновенный кавказский кинжал. За период его пребывания, в банке произошло несколько эпизодов, хотя и обрисовывающих его характер, но не имеющих общего интереса.

В 1902 г., приобретая участок земли около Батума в местности Салибаури, я познакомился с другим негром. Араб Саидом, лет 50-ти, высокий, худой, цвет лица темно-бронзовый, волосы с большими завитками, нос приплюснутый, губы не так толсты, как у первого. Одежду носить разную, чаще туземную, аджарскую. Хитрый, скрытный и не честный, постоянно воровал дрова на моем участке, продавал их. Одно время служил при Орта-Батумском волостном правлении рассыльным и, получая от нас, дачников двугривенные, низко подобострастно кланялся. Владел участком около десятины в селе Салибаури, Орта-Батумского сельского округа Кинтришского участка. Постоянное жительство имеет у дороги, ведущей к Попову. Семьи не знаю.

Все приведенные здесь письма, вместе со статьями автора могут служить как материал, в смысле базировки, по дальнейшему изучению вопроса о неграх Батумской области и Кутаисской губернии. … В.П. Врадий.»

Со времени издания приведенной выше брошюры прошло почти 90 лет. Сегодня батумские улицы уже лишены того колорита, которое вносили одним своим присутствием представители Африканского континента. Негритянское население составляло небольшую часть из того многочисленного национального и расового многообразия, которым был так богат г. Батуми на рубеже веков. Но именно эта совокупность присутствия здесь различных национальностей была одним из факторов экономического развития и процветания нашего края. Сегодня вы уже не встретите на улицах города его чернокожих жителей. Постепенно население Батуми беднеет с уменьшением численного состава различных расовых и этнических групп, это уже не тот многонациональный Батум на рубеже XIX-XX вв. который смело можно было назвать — Вавилоном Черноморского побережья.

Продолжение следует

http://www.viperson.ru

Фото: