Кахабер Родинадзе (Грузия)

 

Правовые проблемы, вызванные неточностями перевода

(на примере официального грузинского перевода Венской «Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров»)

Работа над текстом «Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров» (далее – Конвенция) началась в 1919 году. Работа  над Конвенцией продолжалась в течение 60-и лет. Конвенция была принята в Городе Вена в 1980-ом году. Под Конвенцией подписалось 8 государств. Конвенцию ратифицировало, присоединилось и одобрило 192 государства. Конвенция вступило в силу для Грузии постановлением Парламента Грузии от 3-го февраля 1994 года.  

Официальными языками Конвенций являются Английский, арабский, Испанский, Китайский, Русский и Французские языки.

В настоящей работе Мы сравнили текст официального грузинского  перевода Конвенций  с текстами, написанными на русском, английском и французском языках.

Название официального грузинского перевода Конвенций состоит из двух предложений «Организация Объединенных Наций. Конвенция о договорах международной купли-продажи»,  должно быть одно предложение «Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров».

В первом пункте статьи 19 официального грузинского перевода Конвенций написана фраза «является отклонением оферты», должно быть «является отклонением акцепта».

Во втором пункте статьи 19 официального грузинского  перевода Конвенций написан сочинительный союз «и», должен быть сочинительный союз «или».

В подпункте “d” второго пункта статьи 35 официального грузинского  перевода Конвенций написан сочинительный союз «и», должен быть сочинительный союз «или».

В конце первого предложения статье 37 официального грузинского  перевода Конвенций написано слово «продавец», должно быть слово «покупатель».

 

В статье 41 официального грузинского перевода Конвенций написано слово «права», должно быть слово «обязанности».

В первом предложений первого пункта статьи 42 официального грузинского  перевода Конвенций написано слово «покупатель», должно быть слово «продавец».

В под-подпункте “iii” подпункта “b” второго  пункта статьи 49 официального грузинского перевода Конвенций пропущено предложение «или после того, как покупатель заявил, что он не примет исполнения».

В статье 53 официального грузинского перевода Конвенций написан сочинительный союз «или», должно быть сочинительный союз «и».

В статье 54 официального грузинского  перевода Конвенций написано указательное местоимение «это», должен быть сочинительный союз «или».

В статье 59 официального грузинского  перевода Конвенций написан сочинительный союз «или», в русском оригинале также читаем сочинительный союз «или», в английском и французском оригиналах читаем сочинительный союз «и», но переводчик грузинского текста Конвенций  воспользовался почему-то именно русским оригиналом. Несмотря на то, что эта неточность русского оригинала противоречит общему духу Конвенций, переводчик написал сочинительный  союз «или», а не сочинительный союз «и».

В первом пункте статьи 88 официального грузинского  перевода Конвенций пропущены слова «или с уплатой цены либо расходов по сохранению».

В шестом пункте статьи 99 официального грузинского  перевода Конвенций написано указательное местоимение «эта»,  должен быть сочинительный союз «или».

Во втором пункте статьи 101 официального грузинского  перевода Конвенций написан сочинительный союз «или», должно быть слово «этого».

Несмотря на то, что официальными языками Конвенций являются Английский, Арабский, Испанский, Китайский, Русский и Французские языки, официальный грузинский перевод сделан только лишь на основе русского оригинала. Текст  русского оригинала Конвенций переведён на грузинский язык слово в слово. Переводчиком повторены почти все недостатки русского оригинала, и, разумеется, добавлены свой собственные, грузинские, оригинальные  недочеты, неточности,  явные ошибки, всех тиров, и стилистические, и грамматические, и лексические, например, фраза «отклонение оферты» заменена фразой «отклонение акцепта» (статья 19), слово «покупатель» заменена словом «продавец» (статья 37), фраза «обязанности продавца» заменена фразой «права продавца» (статья 41), слово «продавец» заменена словом «покупатель» (статья 42). Допущены и другие фактические ошибки.

Текстом Конвенций, в первую очередь, пользуются те, кто владеет грузинским языком, то есть грузинские участники международной купли-продажи товаров. Неправильный официальный перевод написанного на иностранных языках текста Конвенций может повлечь за собою резко отрицательные правовые последствия, резко отрицательные, разумеется, в первую очередь, для грузинских участников международной купли-продажи товаров.

По нашему мнению, ошибки, допущенные при переводе с иностранных языков на грузинский язык текста «Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров» столь значительны, что внесением частичных изменении в текст существующего перевода не обойтись. Необходимо сделать новый перевод.  

 

Литература:

  1. Якоб Гогебашвили, «Дэда Эна» («Родной Язык»), 1876.
  2. Официальный текст перевода «Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров», Постановление Парламента Грузии #03-02-1994.
  3. Авторский коллектив под редакцией В. И. Кулешева, «Венская Конвенция о договорах международной курли-продажи товаров, Комментарий», Москва, «юридическая литература», 1994.

 

Kakhaber  Rodinadze (Georgia)                                                                              

The Law Problems Caused by the Wrong Translation

(On the Example of the Official Georgian Translation of “the United Nations Convention on Contracts for the International Sale of Goods”)

Summary

This scientific work deals with some of the mistakes made during the translation of “the United Nations convention on contracts for the international sale of goods” from the foreign languages into the Georgian language, for example, the phrase “a rejection of the offer” is changed to “a rejection of the acceptance” (Article 19), “the buyer” is changed to “the seller” (Article 37), the phrase “the seller’s obligation” is changed to “the seller’s rights” (Article 41),  “the selleris changed to “the buyer” (Article 42). The text of the Georgian translation of the Convention is used, first of all,  by those who speak Georgian, that is, by the Georgian participants of the international contracts, that means that the wrong translation of the text of the Convention from the foreign languages into the Georgian language can result in the negative consequences, first of all, for  the Georgian participants of the international contracts. The mistakes made in the Georgian translation of “the United Nations convention on contracts for the international sale of goods” are so considerable, that it is not sufficient to revise the translation partially. It is necessary to make a new translation of the Convention.

 

 

კახაბერ როდინაძე (ადვოკატი,  ქ. ბათუმი)